О ПОРОДЕЩЕНКИ СТАФФОРДШИРСКОГО БУЛЬТЕРЬЕРАБАЗА РОДОСЛОВНЫХВЫСТАВКИГОРЯЧИЕ НОВОСТИ

Российский информационный портал Стаффордширский бультерьер - ФОРУМ

Породные группы в социальных сетях   VK (Питер)FB (SBT Russia)Facebook
staffordshire bull terrier forum

SOS! Стаффи ищут хозяина. Помощь стаффордширским бультерьерам.

Главная · Регистрация · Вход · Четверг, 13.08.2020, 23:23 Привет, Гость
Новые сообщения · Правила · Поиск · Translator
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: Артур888  
Форум Стаффордширский бультерьер - Российский портал » ВСЁ о породе СБТ » Библиотека раздела » "Пойми друга ", Александр Санин, Людмила Чебыкина (Справочник по поведению собак)
"Пойми друга ", Александр Санин, Людмила Чебыкина
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 09:59 | Сообщение # 41
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
На даче или в деревне

Деревенские собаки, которые охотятся на домашних животных – от кур до коз, – обыкновенно долго не живут... Зато приехавшие на природу четвероногие дачники частенько не знают, как правильно себя вести, и могут спровоцировать конфликт, да еще какой! А то и сами покалечиться. Однажды весьма известный хаски, замечательный по экстерьеру, лишился глаза, напав на лошадь. И он еще дешево отделался! Но это не повод, чтобы не брать с собой своего четвероного друга в путешествие. Просто для его обучения понадобится некоторое время.
Конечно, собаки бывают разные. Мой эрдельтерьер Джой, впервые увидев корову и лошадь, удивился, но и только. В невысоких горах над Черноморским побережьем Кавказа, где наша семья когда-то отдыхала, нас обступило целое стадо коз. Они таращили глаза на собаку, как завороженные. Наверное, никогда не видели эрдельтерьеров. А пес спокойно возлежал под деревом с утомленным видом избалованной вниманием кинозвезды. Ползущая черепаха поначалу вызвала у него настоящий интерес, но, привыкнув дома к различным животным, причинить ей вред он не пытался.
В свое время мы с Гретой ездили в несколько конных турпоходов. А надо сказать, что эта собака по темпераменту напоминала бешеную ракету.
Сначала я подвела ее в наморднике и поводке к ло-шади, получив заверение от инструкторов, что лошадь собак не боится и сама на них не кидается.
Приказав собаке лежать по команде «место», я принялась чистить лошадь. Грета лежала, хотя и скулила, отказываясь понимать происходящее. Потом я угостила сухариком и собаку, и лошадь и попыталась провести их одновременно: одну – в поводу, другую – на поводке, по команде «рядом». Так мы и гуляли некоторое время. Потом я села на лошадь, приказав собаке по-прежнему идти рядом и не снимая с нее намордника. Она оставалась на длинном поводке, который я держала в руке, готовая бросить его на землю при любой опасной ситуации. В общей сложности мне понадобилось два дня, чтобы собака и лошадь вели себя пристойно.
В другом турпоходе нам повезло меньше: инструк-торы решили подшутить и подсунули мне лошадь, ко-торая била собак задними копытами.
Но они просчитались! Дело в том, что зимой у этой кобылы волки задрали жеребенка и она не то чтобы путала собак с волками, но опасалась, когда кто-нибудь из собак бежал сзади, как делали местные дворняги. Зрение лошадей устроено таким образом, что они хорошо видят, что делается впереди них и частично – сбоку. Человеку также не рекомендуется заходить сзади – лошадь может испугаться его и ударить. Моя собака шла рядом, и лошадь ее прекрасно видела. А в одном месте – в густом кустарнике возле ручья – лошадь поймала ненавистный запах волка. Она принялась лихо отбивать задом, одновременно пытаясь вырваться из опасной зоны. Я спешилась и повела ее в поводу, стараясь успокоить. Грета между тем тщательно изучила следы на сырой земле и вопросительно посмотрела на меня. Следы действительно оказались волчьи. И тут выяснилось, что в присутствии собаки лошадь чувствует себя значительно спокойнее, как будто понимая, что неожиданное нападение невозможно. В дальнейшем Грета бежала именно к нашей лошади, когда стреноженный табун пасся на горном склоне, и отдыхала на кратковременных сто-янках между переходами возле привязанной к дереву кобылы, трогательно лежа у нее под мордой и охра-няя нашу лошадь… (Лошади, как известно, отбиваются от всех людей, которых считают чужими.)

Общие рекомендации

Подводим итог

Собаки, которые бросаются на посторонних людей или других собак и домашних животных, требуют обучения и еще раз обучения! Это собаки, которые либо не смогли нормально отранжироваться (была нарушена социализация в определенном возрасте), либо у них в чрезмерной форме проявляется территориальный инстинкт. Вожак стаи, каким является хозяин, обязан навести порядок в своей стае. И отнюдь не жестокими методами! Обратитесь к опытному дрессировщику и идите обучать свою собаку на дрессировочную площадку. От агрессии собаку можно отвлекать выполнением различных команд, переводить отрицательную энергию в другое русло: уделять собаке больше внимания, выводить на продолжительные прогулки по новым маршрутам.
Чрезмерная агрессия может быть вызвана болезненными процессами или особенностями нервной системы, тогда следует безотлагательно обратиться к ветеринару.

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:00 | Сообщение # 42
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Глава 23 КАК «ДОГОВОРИТЬСЯ» С БЕСПРИ-ЗОРНЫМИ СОБАКАМИ

Основное правило – не бояться и спокойно прохо-дить через их территорию. Человек может очень деше-во «купить» расположение любой бродячей собаки, подкормив и приласкав ее. Но в этом есть что-то неза-вершенное и не до конца честное: он вернется к себе домой, а она останется на улице. Кроме того, находясь под покровительством доброхотов, бродячие собаки начинают активнее охранять свою территорию и терроризировать тех, кто их боится. Уж лучше им жить на положении синантропных животных и поддерживать с человеком минимальные контакты...
Что же касается собак домашних, то лучше удерживать их от контактов с собаками бродячими. От всех возможных инфекций прививок не бывает... Ни в коем случае не следует натравливать свою собаку на четвероногих бомжей. Не стоит также давать им играть или отпускать своего кобеля улучшить их породу.
А как пройти через территорию, занятую лающей сворой, со своим домашним любимцем? Самое надеж-ное средство против беспризорных собак – камень. Совершенно необязательно проявлять жестокость и непременно попадать этим камнем в собаку.
Желательно медленно и внушительно нагнуться и, подняв несколько мелких камешков, запустить их по-верх собачьих голов в какой-нибудь забор, чтобы раз-дался грохот. Обычно этого бывает достаточно, чтобы собаки посторонились и дали дорогу. Если нет – следует пойти прямо на них, продолжая обстреливать камнями, и обязательно обратить их в бегство. При этом собственная собака должна спокойно идти рядом с хозяином.

Глава 24 ТЯЖЕЛОЕ ДЕТСТВО

У неправильно выращенных щенков могут про-явиться особые проблемы.
Собака пачкает, делая свои дела, где не надо.
Собака прыгает на человека, приветствуя его, и пачкает его своими лапами или играет с ним, хватая за одежду и вырывая из рук вещи.
Инфантильная осторожность застревает надолго, и, подрастая, собака долго остается щенком.
Собаки крайне редко пачкают в доме. Это случается с теми из них, чье детство непозволительно затянулось: сначала долго делали прививки, да еще и купили с опозданием, и все это время не выводили на улицу. То, что было можно, пока щенок был маленьким, вдруг становится нельзя. И он не знает, что делать. К тому же собака, которую только-только начали выводить на улицу, испытывает страх перед новыми раздражителями – другими собаками, людьми – и боится делать свои дела в новом, непривычном месте. Совсем маленького щенка можно приучить ходить на газету или тряпку. Его сажают на них сразу после сна и еды и удерживают, пока он не сделает того, что от него требуется. Для засидевшихся дома щенков резко пахнущую газету или тряпку выносят на улицу вместе с ними, показывая, куда можно сделать.
В норме подросшие щенки очень быстро переучи-ваются вести себя, как надо.
Взрослые собаки могут пометить помещение, если в нем внезапно обнаружатся чужаки – в их собственный дом придут гости с другой собакой. Когда собака сопровождает хозяев в гости, где есть собака-конкурент, она тоже может сильно оконфузиться. Пометить территорию в таких случаях – значит защитить свой дом от вторжения или утвердить свой ранг.
Если взрослая собака регулярно пачкает в доме, то мы имеем дело с какими-то невротическими реакциями и в их причинах следует разобраться. Очень часто они связаны... с разладами в семье.
Это же отмечал и Дж. Фишер. Когда хозяева посто-янно ссорятся, бурно выясняют между собой отноше-ния, кричат на детей, что остается делать собаке? Она напоминает о своем подчинении или, наоборот, претензиях на доминирование доступным ей способом – наливает лужу.
Равным образом на наших четвероногих питомцев действует частая смена членов стаи, их появление и исчезновение. Речь не идет о каком-то устоявшемся круге родственников и знакомых, которые приходят в гости. Конечно, некоторых людей собаки могут невзлюбить. Но в таком случае достаточно изолировать их на время в другой комнате. Если дом всегда полон гостей и их приход неизменно радостен и приятен для хозяев, то собаки, как правило, не впадают в меланхолию. Они приспосабливаются к обстоятельствам: либо сами становятся дружелюбными и общительными, либо избегают лишних контактов. Тихие конфликты без криков и постоянных скандалов, давящая атмосфера в доме, ко-гда между членами человеческой стаи отсутствуют любовь и привязанность, одинаково отрицательно сказываются и на детях, и на собаках. Последние чувствуют фальшь и либо замыкаются в себе, либо беспричинно огрызаются, либо становятся трусливыми и тогда тоже льют лужи.
Кроме того, наши четвероногие друзья способны испытывать нечто вроде ревности, в сущности, это по-пытки прояснить ранговые отношения или даже пере-ранжироваться.
Когда моя знакомая вышла замуж, первое, что сделала ее боксер-сука, – начала... метить место на кровати, где спал муж. Никогда раньше она не забиралась на постель, а тут стала регулярно наливать на нее лужу в отсутствие хозяев! Положение было исправлено, когда муж начал гулять с ней и даже дрессировать на дрессировочной площадке.
Некоторые собаки очень тяжело переживают смену владельца.
Переселение на новую территорию и в новую стаю – это всегда стресс. Отдавать или продавать взрослых собак – порочная практика. Однако в жизни это происходит довольно часто. А собаки попадаются всякие: одни дружелюбные и компанейские, к тому же уверенные в себе, быстро находят общий язык с новыми людьми; другие, чаще низкоранговые, впа-дают в тоску. И если у первого хозяина они вели себя идеально, то тут вдруг полностью забывают правила хорошего тона и начинают пачкать в доме. Четвероногих любимцев, приобретенных во взрослом возрасте, следует окружить особенной лаской и вниманием, но при этом не дать им сесть себе на шею... Обязательно выделить место и приучить к соответствующей команде. Кстати, напомним: собачье место должно находиться не на ходу, не на сквозняке и не рядом с батареями центрального отопления. Высокоранговым собакам необходимо иметь возможность обозревать как можно больше площади и следить за всеми перемещениями людей, а низкоранго-вым – иметь убежище. Для первых поэтому лучше оборудовать лежанку в коридоре, куда выходят все двери, а для вторых – в углу комнаты или под столом. Если собака живет во дворе, то общие принципы – сочетание широкого сектора обзора с защищенностью – также должны соблюдаться. Кормить нового питомца нужно в одном, специально отведенном для этого месте. Кроме того, собаку необходимо снабдить игрушками. Гулять следует, вначале не отходя далеко от дома, но постепенно охватывая все новые и новые территории. При соблюдении всех перечисленных условий новый питомец привыкает и к новому дому, и к людям.
Отчего собаки прыгают на человека, когда привет-ствуют его?
Очень просто: ритуал приветствия включает непре-менное облизывание уголков губ доминанта. Но чело-век выше любой собаки, вот и приходится прыгать, повинуясь природному поведению, и болонке, и сенбернару... Отучить от этого собаку достаточно просто: ей надо дать любую команду («сидеть», «лежать») и после выполнения обязательно приласкать.
Не в меру разыгравшиеся молодые собаки на про-гулке могут стянуть у хозяина или членов его семьи варежку и долго носиться вокруг, не желая отдавать. Во-первых, следует лучше следить за своими вещами, во-вторых, непременно выходить на улицу с игрушкой для собаки и играть с ней и, в-третьих, обучить апортировке, т. е. умению приносить брошенные предметы и отдавать их по команде «дай». Тогда, даже если эмоции и перевесят, собака непременно отдаст любой предмет, который она схватила.
Очень многие проблемы поведения собак коренятся в том, как они развивались, когда были щенками.

Как-то я познакомилась с почтенной дамой. Она подобрала на улице беспородного щенка, которому было примерно два-три месяца. Он вырос в очаровательную, довольно крупную дворняжку, похожую на лису. Хозяйка назвала собаку Карлой (об этой парочке я уже писала выше) и отказывалась обучать ее, мотивируя свой отказ тем, что собака с возрастом поумнеет сама. Мне было страшно смотреть, как животное таскает хозяйку за собой, особенно во время гололеда: дама в любой момент могла упасть и что-нибудь себе сломать. Многие недостатки остались у этой собаки на всю жизнь. Вначале развеялась иллюзия, что дворняжки – самые здоровые собаки, ведь другие на улице просто не выживают! Щенок болел какими-то непонятными болезнями, несмотря на прививки: возможно, виной всему был стафилококк. Плохой иммунитет позднее привел к нарушению обменных процессов.
До трех лет собака вела себя как шестимесячный щенок. Сначала она тянула хозяйку ко всем собакам знакомиться, хотя некоторых из них побаивалась. Потом начала кидаться на чужих собак, защищая от них территорию своего двора. Кроме того, она гоняла мелких собачек и кошек и бросалась на детей. Правда, для такого поведения у нее были причины (выше я писала, что дети ее дразнили). Взрослых чужих людей она опасалась.
Выходить за пределы определенного, знакомого маршрута Карла отказывалась. Я столкнулась с этим, когда мои мрачные прогнозы, увы, частично сбылись. Ее хозяйка подвернула ногу, когда собака рванулась за очередной маленькой собачкой. И Карлу пришлось выводить мне. Положение облегчалось тем, что собака хорошо знала мою стаю (сначала двух ризеншнауцеров, позже ризеншнауцера и среднеазиатскую овчарку). И только чувствуя себя под защитой дружественно настроенных собак, она перемещалась по окрестным пустырям, хотя метить новую для нее территорию, т. е. делать свои дела, по-прежнему боялась. А ведь ради этого я ее и выводила! Будь на моем месте незнакомый ей человек, он вообще не вытащил бы ее из квартиры! Места, которые она выбирала, находились ближе к дому. Они были удобны с ее, собачьей, точки зрения и совершенно не годились с человечьей: она предпочитала детские площадки и газоны. К счастью, владелица, беспокоясь о своей любимице, встала на ноги в рекордные сроки.
В своем роде это был пример гармоничных отношений: с возрастом собака стала спокойнее, научилась останавливаться по команде «стоять», а более сложных навыков хозяйке от собаки и не требовалось.
Норна, когда ее впервые вывели на улицу в возрасте между вторым и третьим месяцем, был поражена изобилием впечатлений и... рванулась обратно в подъезд. Там она совершенно самостоятельно вбежала по лестнице на второй этаж и прижалась к дверям нашего холла. Я взяла малышку на руки, успокоила, погладила и с кряхтением (надо сказать, что это был весьма крупный и хорошо откормленный щенок, так что ма-лышкой она являлась по возрасту, а не по весу) понесла обратно. Она находилась в том возрасте, когда щенки псовых выходят из логова поиграть, но при малейшей опасности скрываются в него обратно. Мне значительно меньше понравилось, когда она в восьмимесячном возрасте рванулась с поводка спасаться неизвестно куда от фургона, переехавшего нам дорогу.
Фургон вез в булочную громыхающие деревянные лотки с хлебом (мать Норны Мойра в то же самое время принюхивалась к аппетитному запаху, который фургон оставил). Но все-таки это было еще в пределах нормы: собаки в период полового созревания (а у ризеншнауцеров первая течка, как правило, наступает в девятимесячном возрасте) могут проявлять неожиданные страхи.
Всю жизнь Норна немного боялась ездить в элек-тричке, но безропотно заходила в вагон по команде «рядом». Ее страх выражался лишь в том, что при подходе к станции она немного отставала от людей. В остальном это была одна из самых мягких и послушных собак, которых я знала.
Однако когда годовалая среднеазиатская овчарка Равшан, будучи вытащена на улицу силой, решила бо-яться всего – людей, машин, собак, – я, честно говоря, сама впала в панику. Винить мне было некого: я согласилась взять собаку, прожившую всю свою предыдущую жизнь в вольере. На лакомство она не реагировала, отказывалась от него и очень слабо от-зывалась на социальные взаимодействия: ее можно было заинтересовать игрой. И вот я, как сумасшедший дервиш, принималась скакать перед собакой, размахивая перед ней палочками, игрушками, садилась на корточки, обнимала ее, гладила, беспрестанно несла какие-то благоглупости в успокаивающей интонации, таскала перед ней, как перед котенком, привязанную на веревочку тряпочку – и все это прямо на улице, на глазах многочисленных прохожих... Ничего удивительного не было в том, что от меня все шарахались... Через полгода азиатка свободно перемещалась со мной по всему району и спокойно ездила на электричке к знакомым на дачу.

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:01 | Сообщение # 43
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Что делать, чтобы ваша собака на всю жизнь не осталась щенком?

– Если ваша собака, будучи взрослой, пачкает в до-ме, проанализируйте, как она развивалась в детстве, где вы допустили ошибку? Или ошибка была допущена еще до приобретения вами собаки? Или проблемы коренятся в вашей собственной человеческой стае (семье) и вы сами никак не отранжируетесь между собой? В первых двух случаях обратитесь к опытному дрессировщику. Во втором, пожалуйста, найдите опытного зоопсихолога! Обращаться к зоопсихологу столь же нормально, как и к зубному врачу, ничего зазорного в этом нет.
– Если взрослая собака какое-то время вела себя нормально, а потом вдруг стала пачкать в доме, немед-ленно идите к ветеринару! Не исключено, что она чем-то заболела и нуждается в помощи.
Если у вас чрезмерно игривая собака, которая пры-гает на вас при каждой встрече, вырывает из рук вещи и носится с ними – радуйтесь ее радости, ее веселому нраву, но... обучайте навыкам общего послушания. При прыжках на вас давайте команду «лежать». Отрабатывайте выдержку, апортировку. Больше гуляйте.
– Если маленький щенок до двух-трехмесячного возраста боится на улице отдельных раздражителей, это норма. Его надо гладить, успокаивать, давать лакомство. Выводя щенка в первый раз, не отходите далеко от дома. Сначала прогулки должны быть частыми (несколько раз в день), но кратковременными (не больше получаса). Если щенок боится всего подряд, это уже не является нормой. На такую собаку придется затратить значительно больше трудов: познакомить его с какой-нибудь доброжелательно настроенной соседской собакой (хорошо бы щенком его возраста) и гулять вместе, больше играть и ласкать, находясь на одном уровне с ним, т. е. присаживаясь на корточки.
– Если молодая собака (от полугода и старше) боится всего, это самый тяжелый случай. Но не безнадежный! Определить, что это – оставшаяся щенячья трусость или у собаки слабая нервная система, – довольно трудно. (Если собака выросла на цепи или в вольере, то в привычной для себя обстановке она могла вести себя смело и уверенно.) Рецепт тот же, что при обращении со щенком, – сначала гулять мало, но часто, удаляться от дома постепенно, играть с собакой самому и стараться найти ей четвероногих партнеров по играм и общению (как ее возраста, так и более старших и желательно уже обученных).
Любые нарушения, появившиеся во время развития щенка, хотя и являются весьма серьезными, однако мо-гут в значительной степени компенсироваться после-дующим обучением. Обратитесь одновременно и к опытному дрессировщику, и к опытному ветеринару.

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:01 | Сообщение # 44
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Глава 25 ДО ЧЕГО ДОВОДЯТ ТОСКА И ОДИНО-ЧЕСТВО...

Если собака на целый день остается одна в доме или на приусадебном участке, то возникают новые проблемы.
Собака портит вещи в квартире, роет норы в цвет-никах и грядках на приусадебном участке.
Собака постоянно лает или воет.

Погром в доме

Чем собака умнее, тем больший ущерб она может принести. Часто самый умный щенок оказывается и са-мым грызучим. При этом он проявляет недюжинную изобретательность, чтобы достать то, что привлекло его внимание, не ограничиваясь забытыми в прихожей тапочками. После того как щенок вырастет, в квартире зачастую приходится делать ремонт...
При этом предпочтения выявляются самые разные.

Эрдельтерьер Джой не грыз обувь, хотя регулярно крал любой забытый ботинок: он аккуратно, не нанося ему особо тяжких повреждений, разбирал его на детали: вытаскивал стельки и шнурки, раскладывал перед собой, а потом любовался полученной коллекцией. К тому же, оставаясь один, он иногда выл, из-за чего у нас были конфликты с соседями. Уходя, я приспособилась оставлять ему в качестве взятки сухарь или кость. Таким образом, мой уход сопровождался положительным подкреплением, и пес перестал выть.
Сука – черный терьер Агата Кристи, проявив ред-кую методичность в работе, подгрызла деревянные ножки всей мебели. Вот уже двадцать лет в моей квартире стоят стол и сервант, чьи ножки с тех времен обмотаны изолентой. А помесь ризена с черным терьером по кличке И-Рахе учиняла форменный погром. Когда я уходила на работу, ее приходилось оставлять в коридоре. И она сдирала обои и грызла стены, украшая их абстрактными фресками... Я пыталась мазать стены горчицей, но в таком виде они нравились ей еще больше. Однажды ей удалось обнаружить и прикончить телефонный провод. Я пошла позвонить к соседям буквально на пять минут, оставив в ее распоряжении всю квартиру. Вернувшись, я застала картину полного погрома: полугодовалая собака успела сдернуть покрывала с дивана и кровати, стащить со стола пишущую машинку и разбросать по всей комнате листы рукописи (это происходило еще в докомпьютерную эпоху). После чего вскрыла пишущую машинку и принялась грызть футляр.
Три последующих ризена редко оставались одни: они были либо друг с другом, либо разделяли общество моей бабушки. Поэтому нанесенный ими ущерб оказался минимальным. Правда, Грета раскурочила диванный матрас, будучи уже взрослой. У нее была ложная беременность, и она вырыла внутри дивана нору для щенков. Мойра слегка обгрызла углы собственного коврика, а Норна выгрызла несколько кусочков линолеума.
Причем она научилась делать это в присутствии людей, буквально гипнотизируя их: ее движения были так незаметны, а глаза и выражение морды настолько невинны, что можно было говорить по телефону в двух метрах от щенка и не замечать, чем он занят. «Мы собирались на прогулку, но ты взяла в руки эту мерзкую трубку и застряла на целый час», – казалось, говорили ее глаза, когда я обнаруживала, что, собственно говоря, она делает. Кстати, легкая невротическая реакция осталась у нее на всю жизнь. Собака демонстративно лизала собственные лапы, когда хотела обратить на себя внимание. А на улице, если я работала с другой собакой, оставив Норну выполнять команду «место», она выгрызала участок почвы. Однажды я попала в больницу. И Грета с Мойрой повторили номер с погромом: они сбросили на пол все предметы, до которых могли дотянуться, начиная с постельного белья и одежды и кончая пузырьками с лекарствами. Таким образом они выразили свое эмоциональное потрясение от происшедшего. Правда, они ничего не грызли и не рвали.
Равшан, попав в новый для себя дом и опасаясь со-старившейся Норны, не брала те игрушки, которые я оставляла собакам, а «читала» книги – вытаскивала их с книжной полки и грызла на своем коврике. Совершенно удивительным образом она добыла фотопленки: она вытащила из тумбочки перетянутую резинкой пластмассовую шкатулку, в которой они хранились. Надеюсь, что стекло в тумбочке я сама забыла задвинуть, а достать пленки ей помогли кошки – иначе вся история вообще не имеет объяснения. Вероятно, упав на пол, шкатулка приоткрылась. И кошки через образо-вавшуюся щель выкатили пластиковые стаканчики, в которые были дополнительно упакованы пленки. А когда кошки начали гонять стаканчики по полу, Равшан включилась в веселую игру. Я никак не могу поверить, чтобы среднеазиатская овчарка была способна на столь ювелирные действия, орудуя одной лишь мордой (правда, это единственная известная мне собака, способная вылизать до капли йогурт в самой крохотной упаковке). В общем, к моему приходу стаканчики оказались погрызены, сплющены и частью раскрыты. Пленки из них вытащены, порваны и обмотаны вокруг ножек мебели. Думаю, что тут тоже постарались кошки. Самое обидное, что пострадали уникальные пленки, на которых было запечатлено путешествие в Малайзию. Кроме того, Равшан нанесла удар по телевещанию в квартире, прикончив пульт от телевизора и выдрав из стены антенну. Ее тяга к проводам настолько пугала меня, что я приняла драконовские меры – стала оставлять собаку в наморднике, когда уходила. Нападения на предметы прекратились, после того как собака освоилась на новом месте. Вместо надевания намордника я оставляла ей пластиковые бутылки: конечно, грызть твердый пластик не полезно для собачьих зубов, но это были ее, и только ее, игрушки, на которые Норна не покушалась.
Известный мне щенок чукотской ездовой в рекордные сроки изуродовал целый благоустроенный приусадебный участок: перекопал грядки и цветники, превратив все пространство в ландшафт, напоминающий арктическую пустыню...
Как показывают приведенные примеры, собаки портят вещи либо испытывая недостаток в эмоциональном общении в отсутствие хозяина, либо находясь в состоянии стресса (владелец внезапно куда-то делся или сама собака поменяла хозяина). Наказывать животное за подобные поступки бесполезно – между совершенным преступлением и возвращением хозяина может пройти довольно много времени. И наказание будет воспринято как ничем не спровоцированная агрессия со стороны человека. Это в еще большей степени усилит стресс и уменьшит эмоциональный контакт между человеком и собакой.

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:02 | Сообщение # 45
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Всем путешествующим

Многие люди не обзаводятся домашними любимца-ми потому, что не знают, куда девать их во время поездок. Однако все большее число владельцев вывозит своих питомцев на международные выставки. Не боятся ездить вместе с собаками и охотники: для охоты они их, собственно говоря, и заводят. Да и просто любители природы путешествуют вместе со своими четвероногими друзьями.
Очень давно родители завели мне первую собаку, эрдельтерьера Джоя; он стал членом семьи. Когда мы отправлялись в походы – с палаткой и рюкзаками по горам Кавказа или на надувных лодках по тихим российским речкам, – нам даже в голову не приходило оставить собаку дома. Через десяток лет я взяла свою собаку Грету в сложную экспедицию на юг Таджикистана. И хотя переезды вместе с ней порождали определенные трудности, я ни разу не пожалела о том, что мы путешествуем вместе. Присутствие собаки создавало удивительное ощущение душевного комфорта. Я вполне понимала моряков прошлого, которые обязательно брали с собой как талисман какое-нибудь животное, будь то кошка или собака.
Мне было интересно не только видеть что-то но-вое, но и наблюдать, как на это реагирует моя собака. Никогда не забуду, как в горном ущелье ризенушка подняла на крыло двенадцать белоголовых сипов! (Не знаю, правда, что они делали, сидя на земле: никакой падали поблизости не валялось.)
Огромные птицы взлетали медленно и нехотя, а собака присела от неожиданности – какие огромные вороны!
Что нужно для путешествия с животными? В пер-вую очередь, конечно, сделать им все прививки не ме-нее чем за месяц до поездки. Особенно важна прививка от бешенства: собака, выпущенная даже на приусадебный участок, может встретиться с бешеным ежом, несущим страшную болезнь в латентной форме.
Приучать собак ездить в машине или пригородной электричке следует постепенно и терпеливо, начиная с трех-четырехмесячного возраста. Собаки более старшего возраста заманиваются в транспорт с помощью лакомства. Мои ризеншнауцеры в пригородных поездах были приучены забираться под лавочку, а не лежать на проходе, где им могли наступить на лапы, и не мешать другим пассажирам. И разумеется, они не скулили и не лаяли.
Труднее оказалось с азиаткой, которая, как уже го-ворилось, попала ко мне в годовалом возрасте, и уговорить ее зайти в трамвай (а точнее, приказать и потом подкрепить выполнение команды лакомством) удалось лишь после того, как она освоила команду «рядом». (Провозить собак в городском транспорте, кроме такси, вообще-то не разрешается, но очень часто у владельцев собак не бывает иного выхода.) В электричку она зашла уже совершенно свободно и без опасений.
Провозя собак в общественном транспорте, на них следует надевать намордник – таковы правила. Вступить в конфликт с другими пассажирами по поводу намордника можно лишь в критической ситуации: если жара и духота в вагоне грозят вашему питомцу тепловым ударом. Тогда следует разъяснить окружающим, что собака не только не опасна, но и хорошо воспитана.
Окружающие люди способны как на конфликт, так и на помощь. Все зависит от вашего собственного по-ведения: оно должно быть уверенным, но не агрессив-ным и вызывающим.
Я помню, как в городе Любим (мы с друзьями добирались до реки Обноры, чтобы спустить на воду наши надувные лодки) мы садились в переполненный автобус с грудой вещей (лодки, палатки, рюкзаки) и двумя ризеншнауцерами. Мы не только разместили все наши вещи, но другие пассажиры передали на руках Мойру – ей было тогда около пяти месяцев – и водрузили ее поверх рюкзаков.
Если вы отправляетесь дальше собственной дачи, вы должны получить на собаку справку от ветврача о наличии прививок и состоянии здоровья. Такая транс-портная справка выдается в любой районной ветери-нарной клинике за один-три дня до поездки.
В поездах дальнего следования в пределах России собаки провозятся либо в купе (с разрешения других пассажиров или при закупке всех мест в этом купе), либо в первом нерабочем тамбуре.
На самолетах внутренних линий собаки иногда провозятся в салоне «на руках у пассажира». Но на зарубежных линиях – только в специальных контейнерах в грузовом отсеке. Обо всем этом следует разузнать заранее в аэропорту и соответствующим образом подготовиться. Билеты на животных приобретаются перед самой поездкой и оплачиваются как дополнительный груз с определенной наценкой.
Выставочных собак заранее приучают к спокойному поведению в транспортном контейнере – заходить в него и выходить наружу, лежать в нем.
Если вы вывозите животное за рубеж, вам необхо-димо выяснить, каковы правила ввоза животных в ту страну, куда вы направляетесь, и где вы будете с ним жить. Существуют отели, которые принимают посто-яльцев с собаками. Среди московских турагентств есть специализированные, обеспечивающие проезд на меж-дународные выставки владельцев собак вместе с их питомцами. В этих агентствах можно получить информацию по всем вопросам, связанным с перевозкой животных.
Если вам некогда заниматься собакой, но вы все же завели ее, то вспомните, зачем вы это сделали? Навер-ное, чтобы найти себе эмоциональную поддержку. Но почему вы отказываете в ней собаке? Бросаете ее в одиночестве?! Выход может быть только один – подойти к содержанию собаки с большей ответственностью.
– Если вы очень занятой человек, то вам лучше трижды подумать, прежде чем заводить собаку. Весьма тщательно отнестись к выбору породы. Скажем, независимый и не требующий долгих прогулок чау подойдет вам больше, чем экспансивный далматин, которому необходимо много двигаться. Для охраны приусадебного участка не подходит собака комнатной породы. Однако и чересчур злобная караульная собака не годится для человека, который не станет заниматься ее дрессировкой.
– По возможности не оставляйте своих четвероно-гих друзей одних. Берите их с собой на время отдыха. Если вы вынуждены уехать надолго, поручите своего питомца надежным, а не случайным людям.
– Проявляйте максимум аккуратности и убирайте все вещи, которые могут быть испорчены. В квартире обратите особое внимание на электроприборы и провода: с их помощью собака не только может убить себя, но и сжечь весь дом. Электроприборы должны быть отключены, а провода и розетки – чем-нибудь защищены.
– Уходя, оставляйте своему питомцу богатый выбор игрушек – мячики, резиновые колечки, чурбачки, искусственные косточки и пр. Иногда необходимо проявить собственную изобретательность и использовать в качестве игрушек не только те, что специально продаются в зоомагазинах, но и различные бытовые предметы. Однако ни в коем случае не стоит приучать собаку играть со старой обувью или одеждой: граница между «старой» и «новой», между тем, что можно и чего нельзя грызть, получается слишком зыбкой. Оставляйте собаку в наморднике, который она не сможет снять.
– Заведите собаке партнера для игр – другую собаку или кошку. Тогда игры с предметами могут замениться социальными играми.
– Обязательно уделяйте собаке больше внимания и обучайте ее различным видам служб. Чем собака изо-бретательнее в добывании и порче вещей, тем она ум-нее. А может быть, несмотря на всю вашу занятость, именно моциона во время прогулок с собакой и спорта вам как раз и не хватает? Может, стоит подумать о ре-гулярных длительных поездках на велосипеде в сопро-вождении вашей собаки, о занятиях с нею аджилити, буксировке лыжника, гонках на собачьих упряжках?

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:02 | Сообщение # 46
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Глава 26 ЭТО СТРАШНОЕ СЛОВО – СВОБОДА...

Одной из проблем является склонность некоторых собак к бродяжничеству.
Собака убегает от хозяина во время прогулки.
Собака убегает из дома или с приусадебного участ-ка.

Сбежать или не сбежать?

По Дж. Фишеру, бегство от хозяина – это инстинкт, обязательно проявляющийся в возрасте 4–8 месяцев. Еще вчера послушно прибегавшая на зов хозяина молодая собака вдруг перестает его слышать и бежит туда, куда ей захочется. При этом она знакомится с каждой встречной собакой, пристает к незнакомым людям, гоняется за другими животными, дикими или домашними. «Возвращение к хозяину не сулит ничего хорошего, побег же обещает сплошные радости», – писал Дж. Фишер.
«Изгнание из стаи» упоминала Н.Д. Криволапчук (псевдоним – Джина Рольф) в книге «Собака, которая любит». Правда, относилось это к собакам более стар-шего возраста, которые почему-то решали, что их прогнали, и покидали своих хозяев.
Самостоятельное путешествие как следствие иссле-довательского поведения по незнакомым или знакомым местам в возрасте 4–8 месяцев – это же так увлекательно! Точнее, животными движет смутное желание покинуть семейную стаю и начать вести самостоятельный образ жизни, однако проявление подобных инстинктов более присуще собакам, выращенным в замкнутом пространстве – в вольерах, на приусадебном участке или сидевшим на цепи, – чем тем, которые регулярно гуляют со своими владельцами начиная со щенячьего возраста.

Собака из тундры

...Герда идет по улице Москвы без поводка, оглядываясь на свою хозяйку и поджидая ее, если та, по мнению собаки, почему-то замешкалась. Герда никогда не выскочит на проезжую часть и первой не затеет драку с другими собаками. Уверенно обнюхается, всей своей позой показывая, как высок ее ранг, и пойдет своей дорогой. Не откажется поиграть со своей хозяйкой, перепрыгнет заборчик газона, чтобы показать, какая она умница. Прохожие, правда, иногда обращают на нее внимание – их удивляют ее голубые, как у сиамской кошки, глаза. Вы скажете: мало ли воспитанных собак в Москве! И ошибетесь. Во-первых, воспитанных собак действительно не так уж много. А во-вторых, Герда родилась и выросла на Чукотке, ее поймали в трехмесячном возрасте в тундре, возле поселка Беринговский, на побережье Берингова моря. Согласитесь, что жизнь ездовых собак отличается от жизни собак большого города!
Щенок от беспризорной собаки, ощенившейся в Москве, редко получится таким же послушным, как Герда. Как мы помним, это зависит от того, как развивался щенок до определенного возраста. То же самое можно сказать о собаках питомников...

Собака из вольера

...Я приобрела Равшан в годовалом возрасте. Рав-шан – тигровая с белым сука – туркменский алабай – пленила меня своей броской внешностью. С одной стороны, приобретение этой собаки было временным помрачением ума, с другой – она сполна удовлетворила мою исследовательскую активность, так что сейчас, спустя пару лет, я не только ни на что не жалуюсь, а только радуюсь. Но первое впечатление было такое, что собаку привезли непо-средственно из диких степей, хотя родилась она в городской квартире. Но все остальное время (не знаю точно, с какого возраста) провела в вольере. Первым доказательством того, что собака освоилась в квартире, был ее лай в окно. Она созерцала прохожих и лаяла на них, как лаяла бы, находясь в вольере и защищая свою территорию. Уж на что ризеншнауцеры считаются брехливой породой, но азиатка давала Норне сто очков вперед! Оставляя ее одну в квартире, окна приходилось загораживать стульями, чтобы соседи не возмущались. Не имея воз-можности подойти к окну вплотную, Равшан помалкивала и лишь тихонько поскуливала, если слышала, как на улице лает чужая собака.
Первый раз на улицу азиатку пришлось вытаски-вать волоком – просто тащить по ступеням вниз, как мешок с картошкой. Она, растопырив лапы, как лягушка, отказывалась покинуть квартиру.
Не помогли ни лакомство, ни пример старшей собаки. Кое-как сделав свои дела, она рванулась обратно в подъезд, продемонстрировав недюжинную память. На второй раз вышла сама, правда, на полусогнутых ногах. А вот на третий последовала за ризенушкой на привычные нам места гулянья.
Однако трамвай по-прежнему представлялся ей огнедышащим драконом, и при виде его эти 45 кг бес-смысленной массой бились на поводке, как муха в пау-тине... Как я писала выше, этот дефект мы победили с помощью игры. Через месяц собака уже не обращала внимания на грохочущее и лязгающее чудовище.
И тут выяснилось, что ее дальнейшие адаптивные возможности прямо пропорциональны ее исследовательской реакции. Зашумевшая под ногами вода в канализационном люке заставляла ее отпрыгнуть, но любопытство брало верх, и собака подкрадывалась к люку, чтобы обнюхать его. Лай чужой собаки из окна многоэтажного дома на полчаса пригвождал ее к месту, пока она точно не определяла место источника звука – то окно, откуда он доносился. Она фиксировала любое изменение окружающей среды и обо всем старалась сообщить нам с Норной: вон человек на крыше сбивает сосульки, а вон, метров за пятьдесят, другой человек несет доски и, следовательно, выглядит странно, к тому же за мусорными баками притаилась кошка. Она находила и отмечала любые пахнущие чужими людьми предметы, появившиеся там, где мы уже проходили и где их раньше не было: пластиковые бутылки, тряпки, даже пачки от сигарет. В общем, с этой собакой следовало ходить дозором по контрольно-следовой полосе...
Вытащить ее за пределы ставшего ей привычным участка вокруг дома оказалось непросто. Однако, видя, что мы с Норной ведем кочевой образ жизни, гуляя по всему району между двумя лесопарками, она, поупиравшись, следовала за нами. С самыми большими трудностями мы столкнулись, когда я стала спускать собаку с поводка.
Равшан буквально не знала, что ей делать со своей свободой! Убегать от меня и не даваться в руки? Ки-даться к ближайшей помойке, чтобы сполна насла-диться селедочными головами и прочей тухлятиной?
(Убеждение, что добывать пищу самостоятельно – неотъемлемое право всех «азиатов», сидело у нее в крови!) Завидев чужую собаку за километр (именно завидев, а не учуяв: зрение у этой дочери вольных степей было отменным), мчаться к ней и, насмерть перепугав хозяев, ползать перед каким-нибудь мопсиком или таксиком на брюхе, предлагая поиграть? А что потом? Возвращаться в свою стаю или безропотно отдаться в руки первого встреч-ного? В общем, оказавшись не в вольере и без поводка, собака буквально сходила с ума... И ее побеги были вызваны не породными особенностями (в чем порой пытаются уверить покупателей дер-жатели питомников любых аборигенных пород, а иной раз и заводских!), а неполным импринтингом человека и деталей окружающей среды.
Из литературных источников известно, что вольер-ное содержание до 10 месяцев приводит к гиперактив-ности и одновременно к трусости, такие собаки плохо обучаются, быстро забывают то, чему их обучили, не знают, как вести себя с чужими собаками.
Содержание собак на цепи не хуже и не лучше вольерного. Все зависит от того, сколько времени уделяют собаке: спускают с цепи, выводят на прогулку, играют с ней, знакомят с другими собаками.
Один из щенков чукотской ездовой попал в квартиру к новым владельцам в правильном возрасте – около 45 дней. Сам он на цепи не сидел никогда, однако успел запомнить, как ведут себя взрослые привязанные собаки во время раздачи корма, и поражал новых владельцев стереотипными движениями перед миской: он метался так, будто был привязан, прежде чем начать есть. Щенок был нормально социализирован, его знакомили с большим миром еще заводчики, поэтому его поведение явилось чистым подражанием, а не невротической реакцией и, в конце концов, угасло.
Что касается содержания собак на цепи в деревнях – это чистейшей воды варварство. Таким образом получают не злобных сторожевых псов, а тяжелых невротиков. По сути, любого из них можно либо подкупить лакомством или лаской, либо напугать чем-нибудь неожиданным. Первое я сама проделывала неоднократно. Самый замечательный случай второго рода рассказал мне мой отец, вспоминая молодые годы. Ему надо было пробраться в дом (не исключаю, что к девушке!) мимо рвущегося с цепи пса, привязанного у самого крыльца. Отец... встал на четвереньки, взял в зубы собственную кепку и молча пошел на собаку. И она так же молча залезла в будку и больше не показывалась...
Без Норны я бы с Равшан, честно скажу, не справилась. Но, поскольку у аборигенных пород сильно развито подражание старшим, многому собака обучилась сама, без моей помощи. Друзья Норны автоматически стали друзьями Равшан.
В год Равшан вела себя как шестимесячный щенок, что неудивительно: среднеазиатские овчарки отно-сятся к поздносозревающим породам.
К тому же жизнь в вольере еще больше затормозила ее развитие. Она была ориентирована только на общение с собаками. Этим она резко отличалась от Герды, которая полностью созрела и сформировалась к возрасту чуть больше года. Очевидно, за три месяца жизни в тундре она видела несравненно больше раздражителей (собак, людей, вездеходов) и больше общалась с людьми.
Еще через год неустанных трудов мы с Равшан сдали общий курс дрессировки, но именно неустанных трудов. По сути, она созрела для нормальной дресси-ровки только к двум годам. Поэтому я не рекомендую нашим читателям повторять мои эксперименты и брать взрослых вольерных собак для городского со-держания... Начните с более мелких пород.
Судя по всему, собаки аборигенных популяций об-ладают огромной поведенческой пластичностью, зна-чительно большей, чем заводские породы, о чем и го-ворят приведенные выше случаи с двумя разными по-родами, – обе собаки стали городскими и управляемы-ми.

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:03 | Сообщение # 47
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Как приучить собаку подходить к хозяину?

Владельцы любых пород собак иногда боятся спус-тить своих питомцев с поводка.
Выглянув в окно, я насчитаю в собственном дворе сразу нескольких собак, лишенных свободных прогулок: чау, вельштерьер, кавказская овчарка, далматин. Вельштерьер и далматин относятся к тем породам, которым просто необходимо много двигаться, а чау и кавказская овчарка – нет. Два первых четвероногих друга не возвращаются к хозяевам по команде «ко мне» (этой команде их просто никогда не учили), кавказская овчарка дерется с другими собаками, а владелица чау панически боится любых собак, независимо от их размера, возраста и пола (интересно, что свою боязнь ей удалось внушить и бедному кобелю чау, представителю породы, которая славится своей крепкой нервной системой и спокойным нравом). Конечно бы лучше было, если б закрытых площадок для выгула собак было побольше... Но что есть, то есть.
Приучать собак возвращаться на зов хозяина надо с самого раннего возраста. Что может быть проще – произнести кличку, если щенок ничем особенно не занят, и наградить подбежавшего малыша лакомством или игрой? Позже, когда собака твердо запомнит свою кличку, добавить команду «ко мне». Главное – не прекращать эти упражнения по мере взросления собаки и повторять их не только дома, но и на улице, во время прогулки. Не злоупотреблять этой командой, подзывая собаку по десять раз кряду, но и не бросать занятия. После выполнения команды обязательно наградить лакомством и лаской и отпустить погулять еще. Брать собаку на поводок лучше спустя некоторое время после команды «ко мне», чтобы ограничение свободы не стало очень заметным.
Хозяину необходимо запомнить два основных пра-вила. Первое – никогда не бежать за собакой, а только от нее. Второе – никогда не наказывать подошедшую собаку. Чем больше человек гоняется за собственной собакой, тем увереннее она себя чувствует:
никуда он, хозяин, от нее не денется, так и будет бегать следом, как привязанный, а она может бегать, где захочет, и играть с ним или другими собаками, сколько захочет... Наказав подошедшую к вам собаку, вы рискуете напрочь сорвать команду «ко мне». Поэтому следует стиснуть зубы, перебороть себя и искренне порадоваться встрече с собственной собакой, даже если перед этим она гонялась за кошками, лаяла на прохожих, валялась на помойке и подбирала селедочные головы там, где обычно сидят местные бомжи... Порадоваться, конечно, если собака послушалась команды.

Что делать, если собака не подходит к хозяи-ну?

В этой знакомой многим ситуации существует не-сколько правил.
– Решительно удаляйтесь от нее и зовите при этом за собой.
Здесь годятся свист, хлопанье в ладоши.
– Попытайтесь приманить собаку лакомством или заинтересовать игрой. Для второго надо быть неплохим актером: ах, как мне нравится подбрасывать и ловить эту палочку!
– Попробуйте стать одного уровня с собакой – сесть на корточки или встать на колени.
– Начните отдавать другие известные собаке команды – «сидеть», «лежать», «стоять». Если она выполнила хоть одну из них, спокойно подойдите к ней и похвалите.
– Бросьте в собственную собаку камень, или стро-гий ошейник, или что-то другое (желательно попасть, но так, чтобы она не поняла, что произошло) либо вы-стрелите из рогатки. Есть надежда, что испуганная со-бака начнет искать защиту у хозяина.
Отказ от выполнения команды «ко мне» имеет раз-ные проявления.
– Молодая собака не подходит потому, что плохо выучила команду.
– Собака целеустремленно убегает, но держится поблизости от хозяина, делая вид, что не знает его, и дается в руки посторонним людям.
– Собака убегает как можно дальше от хозяина, но также дается в руки другим людям.
– Собака убегает от хозяина и не дается в руки ни-кому. Различаются варианты: убегает по своим делам (кобель – по следам суки, находящейся в состоянии течки); убегает с явными признаками страха, сама не зная куда.
В первых двух случаях следует продолжать рабо-тать с командой «ко мне». Можно некоторое время во-дить собаку на длинном поводке, периодически подзы-вать ее, а при невыполнении команды – подтаскивать к себе резкими рывками, но если она подошла – все рав-но наградить лакомством. Собакам с устойчивой нерв-ной системой иногда помогает наказание, выполненное чужими людьми, или если на них набрасываются дру-гие собаки: в таком случае им остается искать защиты у бедного, брошенного хозяина...
В третьем и четвертом вариантах следует обратить-ся за помощью к опытному дрессировщику. Четвертый вариант – четкое проявление невротической реакции, требующее вмешательства ветеринара.

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:03 | Сообщение # 48
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Глава 27 «ОН МЕНЯ УПОРНО НЕ ПОНИМАЕТ»

У многих собак имеются привычки, весьма непри-ятные для их владельцев.
Собака поедает фекалии и с упоением катается на них или на какой-нибудь тухлятине.
Собака подбирает выброшенные объедки.

Собачий наркотик

Запахи могут нравиться животным и могут не нра-виться. Наиболее привлекательны, конечно, те, что не-посредственно связаны с едой или напоминают о ней. Но интеллектуально развитые собаки интересуются различными запахами, так сказать, бескорыстно.
Многие собаководы жалуются на дурные привычки своих любимцев, которые любят поваляться на какой-нибудь тухлятине. Их питомцы в данном случае проявляют инстинктивную тергоровую реакцию, т. е. желание кататься на источнике сильного запаха. Все собаки делают это одинаково: сначала трутся щекой, потом шеей и плечом, потом в щенячьем восторге опрокидываются на бок и на спину, дрыгая в воздухе всеми четырьмя лапами. После подобной процедуры даже наказание хозяина не может испортить им веселого настроения. Происхождение и назначение тергоровой реакции до конца не выяснено. Вероятно, она выполняет сразу несколько функций. Хищники, «надушившись» чужим запахом, становятся приманкой, обращая на себя внимание других зверей, которых можно поймать, а также сообщают другим членам своей стаи о наличии запасов пищи. Кроме того, резкие запахи помогают животным избавиться от эктопаразитов – блох или власоедов.
Наконец, таскать предметы с резким запахом в пас-ти и валяться на них – это же отличная игра. Нельзя исключить и наркотического влияния запахов, от которых наши домашние любимцы получают удовольствие.
Моя Гретхен обожала дамскую косметику. Она нюхала ее, но не трогала, соблюдая правила хорошего тона, но если я ей позволяла – сладострастно слизывала ее с моего лица. А еще она любила... синтомициновую эмульсию!
Смазывать ей порезанные лапы этой мазью было невозможно – собака принимала мазь исключительно... внутрь. При этом к любым другим лекарствам она оставалась равнодушной и не проявляла признаков токсикомании.
Господи, а сколько раз мои собаки на прогулке вываливались на тухлой селедке или останках дохлых кошек! Эрдельтерьер Джой в лесу один раз убежал, чуть не сойдя с ума от запаха мертвого лося и полностью потеряв над собой контроль. При этом падали он не ел, зато извалялся в ней так, что его пришлось отмывать в трех водах с мылом и шампунем!
Сейчас серьезно развивается одно из направлений нетрадиционной медицины – ароматерапия. Дело в том, что приятные запахи способствуют расширению сосудов, улучшению кровообращения, вызывают чувство удовлетворения и спокойствия. А неприятные запахи, наоборот, ухудшают самочувствие людей и животных и служат причиной подавленного на-строения. Вероятно, запахи разлагающейся органики действуют на наших четвероногих друзей иначе, чем на нас. Все, что нам остается, – это побыстрее увести собаку от «опасного» места.

Можно ли отучить собаку подбирать отбросы?

Предупредим сразу: отучить целиком и полностью – нет. Каждая собака, обученная и переобученная, обязательно где-нибудь да сорвется, польстившись на тухлую селедочную голову. Однако есть собаки, которые делают это время от времени, а есть такие, которые только тем на прогулках и занимаются, доводя своих хозяев до исступления, если, конечно, те не махнут на них рукой.
Самыми изощренными охотниками за отбросами из известных мне собак были лабрадор Салли и моя азиатка.
Мы с владелицей Салли обучали собаку курсу послушания. Лабрадор – мягкая, легко дрессируемая порода. Собака послушно ходила рядом, садилась, ложилась и вставала по команде. Когда ее отпускали погулять, охотно играла с другими собаками. Но основной целью ее прогулок были поиск и поедание отбросов. Салли не забывала об этом ни на секунду, даже во время игры с другими собаками она выкраивала минутку, чтобы сбегать к мусорному баку. Послушно и с виноватым видом возвращалась к хозяйке, торопливо заглатывая очередную шкурку от колбасы. Если подходящих партнеров для игры не было, то вся прогулка состояла из обшаривания помоек и шастанья под окнами домов. (Меня всегда поражало, зачем люди, имеющие мусоропровод, выбрасывают мусор в окно?! Но при этом не стесня-ются кричать на владельцев собак: «Идите гулять под свои окна и пачкайте там!») Честно скажу, поведение Салли поставило меня в тупик.
Несколько позднее, проанализировав его, я пришла к следующим выводам. Во-первых, следовало учесть особенности породы: поиск чего-либо относится к основным рабочим качествам лабрадоров. Во-вторых, хозяйка Салли завела лабрадора по желанию своей семьи, а сама, имея очень сильный характер, тяготела к караульной породе, способной защитить себя и своего хозяина. И Салли раздражала ее своим добродушием. Хозяйка ни в коем случае не обращалась с ней грубо и не наказывала ее. Напротив! Но Салли чувствовала какое-то напряжение во взаимоотношениях с хозяйкой и самоутверждалась единственно возможным для себя способом. Ведь догнать ее и отнять пищу вожак стаи не мог. В-третьих, общее послушание оказалось для собаки слишком легкой наукой. Лучше было бы занять ее более сложными навыками. Но, к сожалению, у ее владельцев не было на это времени.
Что касается среднеазиатской овчарки, то съесть каждый найденный кусок пищи было ее неотъемлемым правом. Специально, как Салли, она отбросов не искала. Но если ей попадалось что-нибудь съедобное, она быстро хватала это и отбегала от нас с Норной подальше, чтобы мы не могли отнять. И это ее поведение было, так сказать, наиестественнейшим. Только меня оно не устраивало. Наказывать собаку я не могла: она и так шарахалась от протянутых к ней рук, потому что подход к человеку был сорван у нее еще до того, как она попала ко мне. Тогда мы и начали делать то, что пригодилось бы Салли: целеустремленно обхо-дили все помойки (при этом собака была на поводке), обнаруживали очередную кость или рыбью голову, я говорила «фу!», усаживала Равшан рядом и награждала за обнаружение чужой пищи нашим собственным лакомством. После того как собака, бегая без поводка, согласилась обменять крылышко вороны на кусочек сыра, я поняла, что дело сдвинулось с мертвой точки.

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:04 | Сообщение # 49
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Какие приемы могут помочь отучить собаку от поедания отбросов?

– Отрабатывать отказ от найденной пищи следует начинать дома. Поставьте собаке миску с кормом и за-претите есть командой «фу!». После нескольких секунд выдержки, сказав «хорошо», разрешите ей начать есть. С каждым разом увеличивайте выдержку, постепенно доводя до 10–15 минут.
– Специально разбросайте корм на улице и проведите собаку по этой зоне на поводке, дав команду «гуляй»; при попытках взять корм строго окрикните собаку, подкрепив окрик рывком за поводок. Когда собака научится спокойно пробегать мимо разбросанного корма, награждайте ее при выходе из зоны своим лакомством из кармана.
– Дайте собаке несколько кусочков лакомства с ру-ки, потом уроните оставшиеся кусочки на землю и произнесите запрещение «фу!». В этом случае собака должна усвоить, что с земли ничего нельзя поднимать.
– Выпускайте собаку гулять без поводка, но в на-морднике, затрудняющем хватание отбросов.
– При попытках поднять что-либо съестное с земли бросайте в собаку с крепкой нервной системой камуш-ки, стреляйте в нее из рогатки. Причем делайте это так, чтобы она не поняла, что это ваших рук дело: камешек или строгий ошейник прилетел сам по себе, как НЛО.
– Можно использовать мышеловку со слабой пру-жиной (предварительно проверьте ее на собственных пальцах!): при попытке схватить корм собака получает щелчок по носу. Как прием это годится не более одно-го-двух раз, так как после злостные подбиратели с земли станут избегать мышеловки, но не свободно лежащего корма.
– Специально ищите вместе с собакой отбросы и награждайте лакомством их обнаружение, т. е. меняйте «чужое» на «свое».
– Если ничего не помогает – обратитесь за советом к опытному дрессировщику.
– Собака съедает дома полную миску, а потом все равно с жадностью поедает отбросы. При этом она ху-деет, ее периодически тошнит, понос (возможно, со слизью) сменяется запором, шерсть тусклая. Или соба-ка отказывается от еды, предлагаемой дома, и значи-тельно охотнее поедает на улице отбросы и фекалии. В этом случае у собаки может быть глистная инвазия или ей не хватает каких-либо витаминов и микроэлементов. Да мало ли что может быть! Обязательно обратитесь к ветеринару! В этом случае нужны его совет и помощь.

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:04 | Сообщение # 50
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Глава 28 НОВОГОДНИЙ СИНДРОМ

Собака боится грома, выстрелов, салютов и фейер-верков, полностью отравляя хозяевам все праздники, особенно Новый год.

Чего могут бояться или не бояться собаки?

Как-то раз, когда моему эрделю было около полугода и он, не ожидая ничего плохого, поедал из собственной миски положенную ему порцию, сверху на миску неожиданно свалилась разделочная доска. Гвоздик, на котором она висела, ни с того ни с сего выпал из стены, миска с грохотом перевернулась, а щенок пулей вылетел из кухни. С тех пор и до конца своей жизни пес боялся... кухни. К счастью, он не боялся ни миски, ни еды, ни подставки, на которой миска стояла, а только отказывался перейти порог кухни. Пришлось кормить его в коридоре. Если же его все-таки заманивали в страшное место с помощью особенно вкусного лакомства, Джой торопливо заглатывал его, опасливо поглядывая наверх, и спешил выскочить вон. Он совершенно спокойно заходил в незнакомые для него квартиры моих друзей, быстренько ориентировался, где находятся тамошние кухни (очевидно, определяя их по запаху), и неизменно отказывался иметь с ними дело.
Причем любые другие комнаты он посещал охотно, проявляя здоровую исследовательскую реакцию, с любопытством, не поджимая хвоста, обнюхивал все углы. К нашему счастью, кухни за собаками по улице не гоняются, поэтому его страхи нам не мешали. Ни выстрелов, ни грома, ни транспорта он не боялся.
В те времена я была близко знакома с владельцами еще двух эрделей. Они тоже чего-нибудь боялись. Вилли-Вест однажды ловил влетевшую в комнату муху, а поймал... осу. И она, естественно, ужалила его в язык. Псу стало так плохо, что пришлось оказывать ему ветеринарную помощь. С тех пор, если в комнату залетало нечто жужжащее, он прятался под кровать и не вылезал оттуда, пока зловредное насекомое не изгоняли из дома. На улице он не убегал от мух, ос, пчел и прочих крылатых тварей, а осторожненько обходил их стороной.
Джерри-Джерси пришлось хуже всех: во время се-мейного скандала собаку ударили дверью. Не намерен-но, а нечаянно – все враждующие между собой стороны собаку-то как раз и любили. Но кто-то в сердцах хлопнул дверью, не заметив ее. С тех пор эрделька боялась... ходить по полу. Войдя в квартиру (все равно, свою или чужую), она мгновенно запры-гивала на кресло или кровать и пряталась в подушках. И даже пыталась перепрыгивать с мебели на мебель, чтобы не ступить на страшный пол.
Грету в Средней Азии ужалили сразу три осы-сколии, которых она пыталась поймать в помещении. Собаке стало плохо. Дело было в экспедиции, и мне самой пришлось оказывать ей первую помощь – делать инъекцию димедрола и отпаивать крепким сладким чаем для поддержания сердечной деятельности. Придя в себя, никаких выводов она не сделала, так и продолжала с прежним рвением охотиться на крупных жужжащих насекомых. В другой раз, на Кавказе, она прыгнула в пропасть, чтобы поймать ворона, который с издевательским карканьем пролетел рядом с нами. По счастливейшей случайности собака застряла в кусте, разросшемся на уступе.
Она смогла встать на задние лапы и зацепиться передними за край обрыва, после чего я вытащила ее наверх за ошейник. Предполагается, что чувство вы-соты у собак врожденное. Но очевидно, что выросшая в городе собака неправильно оценивает пространство и расстояние в горах. Что касается стрельбы, то во время обучения Грета быстро определяла источник звука и пыталась наброситься на человека, стрелявшего из стартового пистолета. Такая вот была собака...
Мойра до шести лет не боялась ни выстрелов (нормально сдала и общий курс дрессировки, и защитно-караульную службу), ни грома, ни взрывов петард. Но ее последняя беременность, осложнившаяся токсикозом, совпала с Новым годом. И какой-то внутренний дискомфорт совпал с громкими звуками. С тех пор – с шести лет и до двенадцати – она исправно выдавала настоящую фобию на все громкие звуки. Услышав любой хлопок, напоминающий выстрел, она опережала меня метров на пятьдесят, потом бежала обратно на полусогнутых ногах, дрожа всем телом и тяжело дыша при этом. Приходилось давать ей успокаивающие препараты. Ее дочь Норна смотрела на нее с удивлением: она как не боялась громких звуков в детстве, так и не стала их бояться в дальнейшем. Интересно, что страхи Мойры исчезли в последний год ее жизни, после того как ее прооперировали и удалили все органы «по женской части».
Среднеазиатская овчарка Равшан очень хорошо ориентировалась на пересеченной местности. Глубо-кие овраги ее не пугали, но и попыток свалиться в них она не делала. Впервые увидев качающийся подвесной мостик через российскую речку, она на мгновение рас-терялась, но, внимательно посмотрев, как мы перехо-дим его с Норной, последовала за нами без особого страха, но с достаточной осторожностью. Что же касается ос, так она ловила и ела их без вреда для себя!
Это выяснилось на даче у знакомых. Собаку привя-зали на улице, рядом с террасой, куда на запах варенья устремлялись целые орды ос. Я заинтересовалась, почему собака заливается слюной: она сосредоточенно и целеустремленно ловила ос, потом выплевывала и некоторое время рассматривала, как полуутопленное в слюне насекомое вяло пытается ползти, и подбирала его снова. Внимательно осмотрев пасть собаки, ее губы и оттопыренные брыли, я не обнаружила ничего похожего на укусы. Вот так-то! Может быть, и в природных условиях среднеазиатские овчарки разбав-ляют свой рацион разными насекомыми, не брезгуя и жалящими?..
Что касается громких звуков, увы, Равшан оказа-лась представителем современного поколения собак, которые их боятся! Новый год собака с позором от-сиживалась под столом. А на улицу выходила лишь на минуту – сделать свои дела – и тут же бежала об-ратно к двери подъезда. Она определяла то место, где недавно запускали праздничные фейерверки по запаху, и отказывалась туда идти. Более того, она угадывала намерения людей, пользуясь зрением! Так, однажды мы вместе с ней смотрели в окно (я живу на втором этаже), под которым стояли и разговаривали двое взрослых людей, мужчина и женщина. Вдруг собака опустила хвост и осторожненько попятилась под стол. Я ожидала взрыва петард от ребятишек, но не от этой пары!
А они возьми да и запусти ракету! Собака рас-смотрела через мутное стекло предшествующие за-пуску движения и обо всем догадалась, а я – нет! Один раз мы с ней крепко влипли: отошли от дома на порядочное расстояние, а тут-то ребятишки и жахнули своей петардой. Равшан рванула к дому. Я никак не могла допустить, чтобы у нее выработался условный рефлекс, что я не способна ее удержать.
Заорав страшным голосом «лежать!», я повалила ее в снег и сама упала на нее, как при настоящем об-стреле. Мы переждали пять взрывов метрах в десяти от нас. При этом я не переставала гладить собаку и разговаривать с ней. А потом, когда юные безобразники удалились, мы встали, отряхнулись и медленно – очень медленно! – двинулись к дому, причем я требовала от собаки неукоснительного выполнения команды «рядом».
На дрессировочной площадке выяснилось, что оди-ночных выстрелов из стартового пистолета собака не боится.

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:04 | Сообщение # 51
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Почему собаки боятся громких звуков?

В прежние времена служебных и охотничьих собак обязательно проверяли на боязнь выстрела; если тако-вые обнаруживались, то их не использовали в разведе-нии, справедливо полагая, что они обладают слабой нервной системой. Чаще всего собаки начинали бояться выстрелов при неудачном обучении. По всем правилам первые выстрелы должны производиться далеко от собаки, а хозяин обязан опуститься на корточки рядом с сидящей собакой, гладить ее, обнимать за шею, давать лакомство. С каждым разом выстрел из стартового пистолета звучал все ближе и ближе. При постепенном обучении собака переставала на него реагировать и тогда сидела по команде «сидеть» уже одна, а хозяин находился на некотором расстоянии от нее. Но если неопытный или нетерпеливый дрессировщик старался обучить своего питомца побыстрее или грубо обращался с ним, он рисковал получить у собаки нервный срыв.
На Западе проверялись на боязнь выстрела только собаки, используемые в армии или полиции.
Сейчас в России очень много выставочных собак, как отечественных, так и привозных пород, которые боятся выстрелов. И происхождение этих страхов носит совершенно разносторонний характер. Страх может быть обусловлен слабой нервной системой, а значит, передаваться по наследству. Или вызываться оставшейся на всю жизнь щенячьей трусостью, если щенок рос в изоляции и к громким звукам не привык. Или же, как в вышеописанных случаях, он складывался из негативного личного опыта.
К тому же в недавнем прошлом собаки слышали по преимуществу раскаты грома во время грозы и празд-ничные салюты, в то время как теперь слышат грохот от настоящих взрывов и перестрелок до неисчислимого множества фейерверков, ракет и петард, сопровождающихся свистом, треском и шипением.
Звуки, которые мы воспринимаем, – это колебания воздуха в диапазоне между 20 и 20000 Гц. Колебания ниже 20 Гц относятся к инфразвукам, а свыше 20000 Гц – ультразвукам; не воспринимаемые нами, они отлично воспринимаются нашими четвероногими друзьями. Современные шумовые загрязнения имеют очень широкий диапазон, так что наших собак может пугать даже то, чего мы и вовсе не улавливаем нашими органами слуха.

Как пережить Новый год и прочие шумные торжества?

Прежде всего, не впадайте в панику сами и поста-райтесь смягчить до определенной степени страх соба-ки. Для этого есть несколько способов.
– Во время прогулки оглаживайте и отвлекайте со-баку лакомством при каждом резком звуке, если вы видите, что она настораживается.
– Постарайтесь приучить собаку к громким звукам – начиная с выстрелов из детского пистолета с пистонами – по старой методике. Вначале усадите ее, опуститесь рядом с ней на корточки, обнимите за шею, ласково поглаживайте и уговаривайте, давайте лакомство, пока кто-нибудь из ваших помощников устраивает стрельбу на расстоянии от 50 до 10 метров. Потом замените детский пистолет на стартовый.
– При грозе, салютах, фейерверках и прочем точно так же уговаривайте, ласкайте и угощайте лакомством собаку, находящуюся дома.
– И дома, и на прогулке постарайтесь отвлечь соба-ку выполнением каких-либо команд.
– У злобных собак можно попытаться вызвать аг-рессию, слегка подтравливая их, – пусть лучше рычат и лают на звук, чем прячутся или убегают.
– Собака, заслышав громкие раскаты, на улице стремится убежать без разбора куда, а дома забивается под ванну, стол, в темный угол или мечется по кварти-ре, не находя себе места. При этом она дрожит, часто дышит. Такую собаку перед праздниками и после них лучше выводить на прогулку на поводке. Кроме того, обязательно обратитесь к ветеринару! Он посоветует, какие успокаивающие средства лучше всего ей давать. К невротическим реакциям склонны собаки, перебо-левшие чумой или другими инфекционными заболева-ниями. Очень часто «новогодний синдром» испытыва-ют суки с гормональными нарушениями, патологиче-ски развивающейся беременностью или имеющие хро-нические воспалительные процессы репродуктивных органов. Обратите на это особое внимание!

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:05 | Сообщение # 52
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Глава 29 СРЕДНЕАЗИАТСКИЕ ОВЧАРКИ У СЕБЯ ДОМА

Собачья жизнь

...Бешкентская долина расположена на юге Таджикистана. Она окружена с двух сторон невысокими, но крутыми горами, изрезанными ущельями с неровными краями. Утром и вечером по ним карабкались овечьи отары, сопровождаемые пастухами с собаками. Пыль, поднятая копытцами, казалась издали речками, текущими то вверх, то вниз. И каждый раз в небе появлялись белоголовые сипы в ожидании добычи. В самой долине располагались селения, отделенные друг от друга участками щебенистой пустыни с редкими языками песка; ровными квадратиками лежали хлопковые поля и арбузно-дынные бахчи, запутавшиеся в паутине мутных арыков. В селениях имелись собаки – такие же, как и у пастухов, – не знакомые ни с поводком, ни с ошейником. Когда семья резала барана, им перепадали кости и внутренности, в остальное время собаки искали пропитание в пустыне, охотясь на грызунов и ящериц. Но у каждой при этом была своя, свято охраняемая территория вокруг глинобитной постройки, где жил ее владелец. Правда, связь с хозяевами была весьма слабой: если приходили уважаемые гости, то хозяева прогоняли собственную собаку со двора камнями – других способов управления ею они не знали. Держали в основном кобелей, иногда двух-трех. На целый поселок из двадцати домов с полутора десятками псов приходилось не больше двух владельцев сук-производительниц.
Мы жили рядом с поселком в бывшей зоне. Зону перенесли куда-то в другое место, а постройки собирались переделать под больницу.
Пока же на полевой сезон сюда пустили московскую экспедицию, изучавшую экологию малярийных комаров и комнатных мух. Я занимала отдельную комнату, на которой сохранились остатки таблички «Канцеля...», большую, совершенно пустую, с незапирающейся дверью. Но, во-первых, красть у меня было нечего (казенный спирт охранял лично начальник экспедиции, да и Коран запрещал мусульманам пить), во-вторых, неко-му – в поселке все друг друга знали – и, в-третьих, у меня была собственная собака, привезенная из Москвы, четырехлетняя сука ризеншнауцера по кличке Гретхен. Та самая, которая все команды путала с командой «задержать».
В этой экспедиции я провела четыре месяца – с апреля по август 1989 г. Утром, до работы, и вечером, после нее, а также по воскресеньям мы гуляли по окрестным ущельям, взбираясь на горы; кроме того, собака сопровождала меня, когда я обходила окрестные арыки, вылавливая в них личинок комаров, или вела подсчет крылатых насекомых в реденькой лесополосе, где росли шелковица и ясень, и в зарослях тамариска возле болотца. И я ни разу не пожалела, что приехала с собакой! Иначе я не сделала бы столько интереснейших наблюдений.
Местные собаки привлекали меня необычайно: представилась возможность посмотреть, как они ведут себя в естественных для них условиях. Здесь встречалось два типа собак, различающихся по внеш-ности: коренастые овчарки, с тяжелой медвежьей головой и крепкой передней частью, и крупные высоконогие собаки, с более легким костяком, в которых угадывалась примесь местных борзых. Окраса они были самого разнообразного: черного, рыжего, белого, пегого и даже тигрового. Один тигровый кобель до того напоминал полосатую гиену, что в сумерках его вполне можно было за нее принять!
На территории зоны имелось несколько собак: с одной стороны, они были вроде как ничьи, о них никто не заботился, а с другой – вроде бы принадлежали людям, которые тут жили. Я окрестила собак по окрасам, чтобы их как-то различать. Выделялись два кобеля:
Рыжий и Черный, первому было примерно лет пять, второму около года; здесь же жила пара трех-четырехмесячных щенков, Белый и Гиеновый, и кро-хотный щенок дворняжки, напоминающий палевую левретку, с черной маской и выпуклыми глазами. Он вызвал у женщин нашей экспедиции поток «ахов» и «охов» и сразу был поставлен на довольствие. Кто-то окрестил его Камакой.
Рыжий, Черный и щенки держались от нас по-дальше и облаивали издали. Первое время я очень боя-лась за Гретхен и выводила ее только на поводке, держа наготове камни, чтобы отбить нападение. Но по оставленным ею меткам псы быстро определили ее пол и, вероятно, ранг (достаточно высокий) и приняли благосклонно. Однажды я спустила ее с поводка, не заметив собак поблизости, и тут из-за полуразрушенного забора появился сначала Рыжий, потом Черный. Я замерла, не зная, что предпринять, но на всякий случай подняла с земли увесистый булыжник. Собаки тем временем обнюхались в полном соответствии с ритуалом. Рыжий отошел, удовлетворив свое любопытство, и тут же пометил кустик тамариска, а Черный даже начал заигрывать с Гретхен: неуверенно подергал огрызком хвоста.
Таким образом, знакомство состоялось, и Гретхен оказалась принята в местное собачье сообщество. Однако щенки, Белый и Гиеновый, так ее и не признали – облаивали при каждой встрече. Она отвечала им тем же, и молодняк, огрызаясь, спасался бегством. Что касается Камаки, то она ползала на брюхе, визжала, напускала лужу, в общем, демонстрировала полное подчинение, как и положено двухмесячному щенку.
Если наши разномастные дворняжки из российских деревень и городов оказываются на свободе, то собираются в стаю, облаивают чужих и нападают сзади. Во всяком случае, долго провожают с лаем;
но стоит обернуться и оказать сопротивление, они, убоявшись собственной смелости, разбегаются. Так же ведут себя полубеспризорные собаки, живущие в городах.
Среднеазиатские овчарки поразили меня своим принципиально иным поведением. На человека, идущего с собакой, они реагировали менее агрессивно – лаяли и рычали издали, пропуская через свои участки. Очевидно, человек и собака взаимно повышали ранг друг друга.
Для Греты опасны были лишь суки. Но на человека суки как раз и не лаяли, предоставляя охранную функ-цию кобелям. Что касается последних, то меня, если я была без собаки, они облаивали, подбегая почти вплотную, и скалили зубы. Я останавливалась и начинала разговаривать с ними, стараясь не глядеть им в глаза, но и не упускать из поля зрения их малейшего движения. Потом садилась на корточки, продолжая говорить. Подобная тактика приводила собак в замешательство: я засекала по часам – лай угасал через четыре-семь минут; они начинали озираться по сторонам, ища пути к отступлению. Правда, атака могла возобновиться, когда я выпрямлялась и шла дальше. Но нападали собаки уже как-то вяло, больше для проформы.
Удача целиком и полностью зависела от моего психологического состояния на данный момент. Если я была полностью уверена в себе, собаки быстро пре-кращали нападение. Но при малейшем проявлении собственного страха приходилось пускать в ход камни, как и всем местным жителям. С детства приученные к тому, что в них швыряют камнями, собаки пытались подбежать и укусить раньше, чем ты поднял камень. Оказалось, что значительно безопаснее вооружиться большим булыжником и идти прямо на собаку, разговаривая с ней в угрожающей интонации. Хотя она яростно лаяла и рычала, но все же отступала. Упавший рядом камень хватала и грызла, показывая переадресовочную реакцию. В одного молодого пса я вместо камня кинула сушку, он схватил ее и только тогда сообразил, что это съедобно. Так и застыл с сушкой во рту, не зная, что делать – выплюнуть и продолжить нападение или все-таки сначала съесть?
У взрослых кобелей при виде чужака агрессия всегда преобладала над пищевой реакцией, поэтому мне редко удавалось соблазнить их чемнибудь съедобным. И все-таки со временем они смирились с моим существованием.
Мне приходилось ходить по поселку Мурад-Тепа почти каждый день: я раздавала местным жителям липучие бумажки от мух, а потом забирала их обратно (так мы подсчитывали численность комнатной мухи). Вероятно, мое поведение сильно отличалось от общепринятого, поэтому скоро меня запомнили как люди, так и собаки.
Собаки перестали кидаться, а местные женщины, даже не зная русского языка, вступали в долгие и сложные разговоры: спрашивали, какая у меня семья, рассказывали про свои и угощали зеленым чаем.
Таджички не носили паранджи, но часто, особенно когда работали в поле, закрывали лица белыми платками. Скоро я стала делать так же: горячий, как из печки, пустынный ветер вызывал кашель.

Встреча с чужаками

Через территорию наших собак регулярно проез-жал местный житель на ишаке в сопровождении двух своих собак, Пегого и Серого.
Пегий был явно старше по возрасту и выше по рангу. Этих нарушителей границ наши собаки встречали неизменной агрессией. Но Рыжий и Пегий лишь скалили зубы и рычали, а между Черным и Серым начиналась драка: противники хватали друг друга за холку или круп и начинали трясти. Тогда хозяин слезал с ишака и разгонял их камнями. Наша территория имела форму треугольника, а ее границами служили арык, шоссе и свалка. Находившаяся за этими пределами пустыня, поля и арыки считались общими территориями. Встречаясь там, собаки вели себя согласно своим рангам: старший принимал позу угрозы, а младший – под-чинения, и они мирно расходились. Както, гуляя по окрестностям, мы с Гретхен наткнулись на ишака и собак, а хозяина ишака поблизости не оказалось. Дурной пример, как известно, заразителен, и Гретхен, насмотревшись на чужие стычки, тоже стала считать эту компанию злейшими врагами. Но, в отличие от местных собак, она чувствовала себя уверенно в любом месте. Серый, видя, что мы приближаемся, спасся бегством, а Пегий отступил к привязанному ишаку и молча лег на расстеленную на земле попону, поджав хвост и опустив голову. Гретхен пометила кустик тамариска, приподняв от усердия заднюю лапу, что свойственно противоположному полу, но случается и с высо-коранговыми суками; потом она поскребла землю и удалилась, убежденная в собственной победе. С тех пор эти собаки, если видели меня с ризеншнауцером, боялись проходить по мостику через арык: хозяин, понукая своего ишака, проезжал кратчайшим путем, а они бежали в обход и догоняли его позже. Интересно, что меня одну они и не боялись, и не делали попыток напасть: молча проскакивали мимо.
В жару собаки пустыни охотно купались в мелком стоячем болотце, окруженном кустами тамариска. В апреле – мае прошло целых четыре дождя: местные жители удивлялись, какая сырая стоит в этом году весна... Собаки, особенно щенки, очень боялись падающих и шуршащих капель и прятались где попало: Камака залезала под дом, а Черный пережидал дождь на пустой веранде, куда он в обычное время ни разу не осмеливался забраться. Зато после дождя собаки, как человеческие дети, с восторгом бегали по лужам, расплескивая воду, и с размаху плюхались в грязь.
Один раз на нашу территорию забежала чужая беспородная собака – наши собаки напали на нее и за-гнали в арык. Она стояла в воде и огрызалась, а местные овчарки лаяли на нее и скалили зубы.
Собака так и ушла по воде.

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:07 | Сообщение # 53
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Собаки в горах

В одно из воскресений я вытащила двух участников экспедиции, Антона и Диму, на прогулку: мы поднялись в горы и перевалили за гребень. Перед нами открылось бескрайнее плато, покрытое жесткой травой. То тут, то там стояли невысокие фисташки с круглыми кронами. Сильный ветер перебирал траву и поднимал на ней рябь, как на воде. В белесом небе плавали белоголовые сипы. Когда мы смотрели на колышущую траву и парящих сипов, нам казалось, что мы тоже плывем мимо неподвижно застывших деревьев.
На плато паслись отдельные отары овец, и почти при каждой из них имелись собаки. Одна группа, со-стоящая из матерого кобеля, взрослой суки и молодого пса месяцев восьми, приметила нас метров за сто и решила атаковать. Первым делом я отловила собственную собаку, прежде чем она заметила соперников. Среднеазиатская овчарка-сука сделала лишь несколько шагов в нашем направлении: она явно подзуживала кобелей, но сама ни с кем драться не собиралась.
Взрослый кобель приблизился метров на двадцать: он принялся активно метить траву и отдельные камни. Антон и Дима, уверенные, что положение обязывает их защищать меня, выступили вперед.
Гретхен лаяла и рычала, вырываясь из ошейника. Молодой пес, обежав нас с собакой по большой дуге, с яростью набросился на моих защитников, причем преимущество явно было на его стороне – поблизости в траве не оказалось ни одного камня. Мои соратники-энтомологи располагали лишь сачком для бабочек с непрочной рукояткой. Пришлось нам с Гретхен вмешаться: дружно мы бросились на этого нахального щенка. Он тут же помчался обратно к своей стае.
Взрослый пес отступил, сохраняя собственное достоинство. В общем, ситуация оказалась скорее комичной, чем серьезной. Но она лишний раз подтвердила, что среднеазиатские овчарки считают чужаками людей без собак.

Иерархия в зоне

На территории зоны высокоранговое положение занимал, без сомнения, Рыжий. Но сложившаяся сис-тема была нарушена: рабочие привезли и выпустили шестимесячного щенка, которого я окрестила Чер-неньким. Все четвероногие жители зоны встретили его грозным рычанием, но Рыжий обнюхал и удалился, а Черный схватил зубами за холку, хотя новичок ста-рательно принимал позу подчинения. Люди принялись кидать в Черного камнями, и Рыжий тут же поддер-жал их инициативу – тоже набросился на него. В те-чение нескольких дней Черненький держался особня-ком, подчиняясь всем, кроме Камаки.
Рыжий и Черный делали вид, что его не замечают, а щенки Белый и Гиеновый проявляли агрессию, отгоняя Черненького от того места, где они спали. Если раньше Белый доминировал над Гиеновым, то теперь между ними начались нешуточные сражения. Потом Черненький присоединился к ним на положении самого низкорангового. Три щенка научились играть между собой, но эту игру эдаким вальяжным приветствием всегда начинали старожилы. Причем игра часто переходила у них в драку, при этом новенький отбегал в сторону, предоставляя возможность выяснять отношения без него. Рыжий никогда не играл с подросшими щенками, исключение делалось для Камаки: она подбегала к нему, лизала уголки губ, потом принималась носиться кругами. Рыжий, немножко побегав за ней, уходил по своим взрослым делам. Зато Черный и Камака играли очень бурно и подолгу. Камаке позволялось кусать огромного пса за лапы и огрызок хвоста, а он в ответ осторожно забирал в пасть почти все ее маленькое туловище. Иногда он играл с подросшими щенками, вмешивался в их драки и разгонял обоих.
Когда собакам выносили объедки, первая порция доставалась Рыжему. Наевшись, пес отходил в сторону, и его место занимали щенки. Белый и Гиеновый ели вместе, но всегда ссорились, оспаривая каждый кусок. Черненький подъедал то, что оставалось после всех. Рыжий, даже будучи сытым, отгонял Черного, а Черный в свою очередь шпынял щенков.

Приручение Черного

Черный проявлял любопытство к нашей жизни. Смотрел издали, как я играю с Гретхен. Он подбирал пищу, которую мы ему предлагали, хотя и не прибли-жался к нам ближе, чем на полтора метра. Я стала бросать лакомые кусочки себе под ноги и на несколько минут застывала в неподвижности. Пес подкрадывался, хватал их и отбегал.
Наконец, он взял первый кусок с протянутой ладо-ни, но трогать себя не позволял – сразу отскакивал. В какой-то момент я дотронулась до его лба, он прихватил меня зубами, но даже сам взвизгнул от страха. Отскочив, по своему обыкновению, он не убежал, а задумался в буквальном смысле слова. И вдруг решился, как люди решаются броситься с вышки в холодную воду, подошел вплотную и прижался ко мне головой и плечом. Какое же чувство восторга я испытала от этого жеста доверия огромного полудикого пса! С тех пор он позволял гладить себя и даже выдергивать клещей. Более того, он начал сопровождать нас с Гретхен, держась шага на два сзади: сначала до границ территории, потом в пустыню и горы и, наконец, стал ходить со мной по шоссе мимо Мурад-Тепа и индивидуальных участков других псов, свирепо скаля на них зубы. Тут он выбегал вперед меня, но недалеко – тоже шага на два. Если я заходила на их участки, он ждал моего возвращения на обочине шоссе.
Настойчивость Черного не привела Гретхен в вос-торг. Похоже, ее начала мучить самая настоящая ревность, она принялась всячески отравлять ему жизнь. Один раз, когда она схватила его за заднюю лапу, он расценил мой окрик и небольшую взбучку, устроенную собственной собаке, как поощрение к ответным действиям. При следующем нападении (а оно последовало немедленно, невзирая на мое «фу!») он укусил ее за круп. Она взвизгнула, но позы подчинения не приняла, а с оскаленными зубами отступила ко мне. Мне оставалось только одно – и дальше выполнять обязанности вожака, главная из которых заключается в том, что в его присутствии подчиненные не имеют права выяснять отношения. Я схватила Черного за холку и потрясла. И что же? Он немедленно лег на землю, изобразив полное под-чинение. Некоторое время Гретхен помнила о том, что Черный способен дать сдачу, и не трогала его. Потом она опять забылась, но не Черный. Он подставил ей для укуса плечо и застыл, растянув губы в улыбке. Убедившись, что она главнее, Гретхен успокоилась. Черный принялся заигрывать с ней в позе подчиненного приветствия, присев на передние лапы, виляя обрубком хвоста и стараясь лизнуть ризенушку в уголки губ, как это делала со старшими Камака. При разнице в размерах (среднеазиат был в полтора раза крупнее ризеншнауцера) сцена выглядела забавно. Но чего Черный никогда не уступал, так это еды – скалился, если Гретхен пыталась к нему подойти. (Мы кормили трех собак – Черного, Камаку и Гретхен – каждого из своей миски.) Гретхен тоже рычала, но немедленно отходила. Когда ела она, пес ни разу не пытался к ней приблизиться, хотя терпеливо ждал, не останется ли после нее кусочка. Потом тщательно обнюхивал то место, где стояла ее миска. Один раз в городе Шаартуз мы купили минтая. Вероятно, рыбу пес видел первый раз в жизни. Он осторожно понюхал ее, но есть отказался. Зато не отказалась Гретхен: для нее рыба была привычным кормом. Внимательно пронаблюдав за ней и убедившись, что она ест именно рыбу, Черный тоже стал есть этот непривычный корм!

Обучение методом подражания

Но самое интересное произошло, когда я взялась напомнить своей собаке, разболтавшейся в экспедиционных условиях, общий курс дрессировки! Черный долго смотрел, пытаясь понять, за что она получает кусочки печенья, и... стал имитировать ее действия! Она садилась, ложилась и вставала по команде – и он тоже! Получив заслуженное поощрение, Черный прямо-таки расцвел и принялся выполнять команды с таким рвением, какого я не встречала ни у одной цивилизованной собаки. В заключение я бросала своей собаке резиновое колечко, и она, естественно, принесла его. Предложить то же упражнение Черному я не могла, боясь спровоцировать конфликт: Гретхен охраняла свои игрушки похлеще еды. Убрав колечко в сумку, я отправилась гулять дальше. Овчарка отбежала в сторону. И вдруг я почувствовала, что Черный осторожно тычет меня чем-то в бок. Я посмотрела – пес держал в зубах рваную резиновую галошу и, виляя хвостом, предлагал ее мне. Конечно, он тут же получил свою порцию лакомства.
Обученная городская собака нашла бы вещь с запахом хозяина или схватила бы первую попавшуюся (палки, тряпки и прочий мусор валялись там же, где пес подобрал свою находку). А Черный рассудил по-своему: подал не просто вещь, а отыскал нечто подобное, по крайней мере по материалу.

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:08 | Сообщение # 54
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
«Я – твоя собака»

Рабочие уезжали из зоны и забирали своих собак. Черный кому-то принадлежал, и хозяин забрал его тоже. Но через сутки пес вернулся с обрывком веревки на шее. Оставшись за старшего, он принялся с удвоенным рвением охранять территорию: кидался на проходивших мимо людей и норовил укусить их за ноги, почти не обращая внимания на летящие в него камни. К счастью, несмотря на мощные челюсти, пускать их в ход по-настоящему он не умел – рвал одежду и наносил щипки резцами, лишь царапая кожу. Но все равно это осложняло взаимоотношения с местными жителями и ставило под угрозу жизнь самого Черного. Услышав лай, члены экспедиции вынуждены были выскакивать, хватать его за загри-вок и держать, пока посторонние не покидали нашу территорию. Я пыталась приучить его к ошейнику и поводку, но времени до отъезда было катастрофически мало. Пес, который столь легко освоил команды «сидеть», «лежать», «стоять» и «рядом» без поводка, панически боялся ошейника. Он ложился на землю и не вставал, пока его не снимали. При попытках привязать его он перегрызал веревку, повторяя то, что однажды уже сделал. Я понимала, что не смогу взять его в Москву, и мучилась оттого, что приручила его. В конце концов, Черного подарили пастухам, и те сумели увести его в горы с отарой, при которой не было своей собаки. До сих пор я не могу забыть его: ведь такая собака встречается лишь раз в жизни...
Что касается Гретхен, то она, вернувшись в Москву, некоторое время вела себя, как положено среднеазиатской овчарке: охраняла территорию вокруг дома и пустырь, на котором мы обычно гуляли, от чужих собак и людей. Мне стоило немалых усилий вернуть ей навыки воспитанной городской собаки.
 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:08 | Сообщение # 55
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Глава 30 ПОВЕДЕНИЕ ЧУКОТСКИХ ЕЗДОВЫХ

Чукотские ездовые в Москве

За поведением чукотских ездовых можно было на-блюдать в одном из питомников, расположенных в Москве.
Сама по себе жизнь в арктических широтах, с ко-ротким летом и долгой полярной ночью, сказывается уже на развитии щенков. При одинаковых условиях кормления зимние щенки развиваются позднее, чем летние: глаза у них открываются после 2 недель, и иг-рать они начинают ближе к 2 месяцам. Лежат как меховые колбаски до полутора месяцев, сберегая тепло, плотно сбившись в кучку. У летних глаза открываются к полутора неделям, вылезать из гнезда и играть они начинают к 3–4 неделям и вообще проявляют большую активность. В двухнедельном возрасте, случайно выпав из гнезда, щенки не сразу начинают искать дорогу обратно. Зимние с тревожным писком ползают по кругу, пытаясь обнаружить родные запахи. А летние молча, с любопытством исследуют территорию, хотя координация движений у них еще не вполне сформирована. Обыкновенно мать немедленно подбирает щенков. Вот тут-то они и начинают возмущенно пищать!
У собак, рожденных на Севере и привезенных в бо-лее мягкий климат, разница между поведением зимних и летних щенков сохраняется в течение, по крайней мере, двух поколений. Зимние щенки начинают брать подкормку после полутора месяцев, а летние – в воз-расте около 3 недель. Это не зависит от того, сколько времени сука кормит щенков (аборигенные породы кормят щенков свыше 2 месяцев): щенки пробуют но-вый корм в то самое время, когда у них начинает про-являться исследовательская реакция, и они изучают окрестности гнезда.
А вот по другим поведенческим особенностям ездовые собаки ничем не отличаются от представителей многих других пород.
Щенки в возрасте 3–4 недель играют друг с другом, затевая возню.
Игры с предметами (палочками, косточками и т. п.) возникают в возрасте 1–1,6 месяца.
У щенков и молодых собак хорошо развита иссле-довательская реакция: они проявляют большой интерес и к новым предметам, и к новым территориям. Именно жажда новизны подвигает их разгрызать вольеры, делать подкопы и выбираться наружу.
Старшие собаки стремились вырваться наружу или перегрызть привязь в более меркантильных целях: они отправляются на поиски полового партнера или добы-вать пищу. Второй случай совсем не означает, что их плохо кормят. Просто самостоятельное добывание еды для собак аборигенных пород – главное занятие их жизни, все равно что охота для охотничьих. Особенной бегучестью отличаются суки. И только нормальная физическая нагрузка при ежедневных прогулках или при подготовке и участии в гонках может дать им полноценное существование.
Защищаться от других, более старших собак щенки начинают с 2 месяцев. Отмечен случай, когда один из будущих доминантов охранял кучу мороженой рыбы, превосходящую его по размерам.
Щенок лежал сверху и, свирепо рыча, отгонял не только щенков, но и взрослых собак. Обычно внутри семейной группы складываются нормальные ранговые отношения: щенки уважают старших, принимая позу подчинения – от приседания на лапках с облизыванием уголков губ взрослых собак и напускания лужи под себя до опрокидывания на спину. При попытке подсадить к одной семейной группе щенков из другого помета в возрасте 2 месяцев пришельцы верещали, когда к ним подходили чужие собаки, а потом начали отстаивать свою порцию еды с неистовством диких зверьков, чем озадачили других обитателей этого питомника, более спокойных по характеру.
Интересно, что родительское поведение проявляют как суки, так и кобели. Интерес к чужим подсосным щенкам обнаруживается у них с самого раннего возраста (от 2 до 6 месяцев!): будучи сами щенками, они облизывают тех, кто младше. Взрослые кобели подлизывают щенков, пытаются их греть, спокойно подпускают к корму. В условиях питомника все суки чукотских ездовых оказались заботливыми матерями. Сначала они кормят щенков молоком, потом отрыгивают полупереваренное мясо и, наконец, делятся своей нетронутой порцией. По рассказам знатоков, ездивших на Чукотку, в естественной среде все зависит от количества корма, который получали собаки. При малейшем недостатке пищи лактация может оборваться в течение суток, и тогда мать бросает или съедает щенков. Природе всегда выгоднее сохранить взрослое животное, способное к размножению, а не детенышей, которые еще неизвест-но когда вырастут.
Чукотские ездовые в Москве с удовольствием купались и плавали в ближайшем пруду, куда их приводили погулять. И даже выносили из воды брошенные туда палочки.
Кто не читал о ездовых собаках, помогавших людям осваивать северные просторы! Но многие ли задумывались, что такое упряжка?
Упряжка – это стая, основанная на семейной группе. В ней объединяются один-два разновозрастных помета либо от одних родителей, либо от разных, но, как правило, имеющих одного хозяина. Если к упряжке и подсоединяют чужаков, то обыкновенно в неполовозрелом возрасте. Конфликты возможны, и дальнейшее вживание новичка определяется поведением вожака, которым в данном случае является человек. Нельзя давать собакам разобраться самим: необходимо прекращать любую драку, иначе ранжирование и переранжирование примет затяжной характер, а агрессия станет нормой поведения и собака станет ее проявлять по отношению к собакам чужих упряжек.
Перемещаясь на большие расстояния вместе с уп-ряжкой, ездовые собаки проявляют территориальность, но иначе, чем другие аборигенные породы, например пастушьи овчарки. Упряжка выступает как стая, защищающая территорию вокруг себя или раздаваемую пищу. Даже убежавшие собаки вернутся к своей упряжке и улягутся возле нарт. Вообще до года собаки избегают общения с чужими собаками и конфликтов с ними.
Взаимоотношения собак между собой обусловлены многими факторами: степенью родства между особями, давностью знакомства, обеспеченностью кормом. В книгах описаны случаи, когда драки между суровыми северными псами заканчивались гибелью одного из них. Однако более вероятно, что суки чукотских ездовых, как и других аборигенных пород, значительно агрессивнее кобелей. При встрече на нейтральной территории кобели ограничиваются позами угрозы и стараются разойтись, а суки при малейшем проявлении неблагоприятных факторов, скажем недостатка корма, стараются ликвидировать соперниц. Что касается щенных сук, при достаточном количестве молока они принимают чужих щенков с разницей до месяца по сравнению со своими собственными детьми и благополучно выращивают их.
Предполагается, что во главе упряжки может стоять не только кобель, но и сука, правда, имеющихся наблюдений по иерархии недостаточно, чтобы сделать выводы – общая она или параллельная, т. е. своя у сук и своя у кобелей.
Упряжка отличается от природной стаи тем, что вожака назначают сверху волею человека. В условиях Севера хозяин выбирает в вожаки хорошо работающую, более сильную и крепкую или умную, на его взгляд, собаку, предоставляя ей определенные преимущества: например, кормит ее отдельно от других, выделяя лучшие куски. При таком выборе оказывается много шансов угадать настоящего доминанта или сделать его из субдоминанта, повысив социальный ранг собаки своим покровительством. Упряжки с настоящим доминантом во главе работают лучше. Лидер, оказавшийся во главе упряжки, также оказывается на своем месте, увлекая собак бежать за ним.
Как показал опыт с Гердой, при желании чукот-скую ездовую можно обучить всему тому же, что и собак других пород, во всяком случае, пройти с ней курс общего послушания. Дрессируется эта порода сравнительно легко, особенно если дрессировка сочетается с игрой.
Ездовые собаки удивительно добры и доверчивы. Это не собаки одного хозяина; владельца они, конечно, знают, но никогда не проявляют агрессивности к другим людям. Иногда они облаивают чужих людей, но чаще приветствуют их, махая хвостом и подвывая.

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:10 | Сообщение # 56
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Глава 31 ЕСЛИ ЧЕТВЕРОНОГИЙ ДРУГ ЗАБО-ЛЕЛ...

Поведение в норме и патологии

До сих пор в нашей книге разбирались примеры ли-бо нормальных поведенческих реакций, либо отклоне-ния от нормы, вызванные поведенческими причинами.

Как проникновенно сказала одна моя знакомая: «Собаки должны приносить нам радость!» Накануне мы в пять утра, не имея машины, доставляли собаку в дежурную ветклинику с дачи: собака столкнулась с грузовиком и предположительно получила сотрясение мозга и сломала бедро, а какие у нее еще имелись повреждения, мы не знали. Мы тащили животное весом в 36 кг, как чемодан, перевязав его полотенцами и приделав сверху нечто вроде ручек.
Да, к сожалению, наши любимцы болеют, причем значительно чаще, чем нам хотелось бы! Нередко это случается по вине хозяина – недосмотрел, неправильно кормил или не так содержал, а иногда винить можно лишь одну судьбу. Так или иначе, главное – принимать случившееся спокойно, по-философски, но обязательно оказать собаке всю возможную помощь, памятуя о том, что мы в ответе за тех, кого приручили.
Только очень мужественный человек, мучаясь обыкновенной мигренью, годен для нормального об-щения: большинство людей либо лежат пластом, либо жалуются на жизнь, а то беспричинно кидаются на своих сослуживцев или домочадцев...
Точно так же многие аномалии в поведении живот-ных бывают вызваны патологическими процессами, протекающими в их организме. Собака с больными суставами отказывается выходить на улицу, а с диареей вытаскивает своего хозяина среди ночи. Болезни сердца делают ее вялой и апатичной. Глистная инвазия способна вызвать судороги. Резкая боль – внезапная или хроническая – превращает четвероногого ангела в сварливое, кусающееся существо. Не обращать внимания на команды дрессировщика может не только глухая собака, но и та, что ожесточенно вылизывает собственную лапу. Повышенная температура при инфекциях или воспалительных процессах, боль или зуд способны настолько исказить естественные поведенческие реак-ции, что контакт собаки с человеком резко нарушается. Высокая температура и токсикоз, вызванный жизнедеятельностью болезнетворного агента (при различных инфекциях, особенно при болезни Ауэски – пироплазмозе, токсикоплазмозе и пр.), приводят к тому, что собака либо апатично лежит, слабо реагируя на любые факторы внешней среды, либо становится раздражительной и даже впадает в бредовые состояния.
Иногда наши четвероногие питомцы ждут от нас помощи, но часто они яростно сопротивляются любым ветеринарным процедурам. Уже говорилось, что при-учать их к ветеринарному вмешательству надо с детст-ва: только каждодневная практика примирит щенка с расчесыванием, протиранием глаз или чисткой ушей, не говоря уже об уколах или измерении температуры.
Если собака приучена к ежедневному осмотру, уходу за шерстью, ушами и глазами, то она даст залить себе за щеку жидкое лекарство. Надо только некоторое время не давать ей опустить голову, пока она не сделает глотательного движения

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:11 | Сообщение # 57
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Часть 3. ПОВЕДЕНИЕ В ПАТОЛОГИИ

Глава 32 ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ НА-РУШЕНИЯ ПОВЕДЕНИЯ СОБАК И ЕГО КОРРЕК-ЦИЯ

Ранее уже говорилось, что отклонения в поведении могут быть вызваны нарушениями в развитии щенка, неправильным воспитанием и содержанием (недостаток активности, дефицит в общении). Если все дело в скуке или недостатке активности, то рецепт прост: старайтесь уделять собаке больше внимания, чаще играйте и занимайтесь с ней, отрабатывайте команды послушания, делайте занятия как можно более интересными и увлекательными.
Если, несмотря на это, проблемы сохраняются, то следует обратиться за помощью к квалифицированному зоопсихологу – специалисту по поведению животных. То же самое следует сделать и при возникновении у собаки поведенческих проблем, в том числе так называемых дурных привычек. Правда, для России профессия зоопсихолога еще достаточно редкая и грамотные специалисты наперечет. Однако они есть! Например, практикующий дрессировщик-зоопсихолог кандидат ветеринарных наук В. В. Гриценко, автор множества книг и статей по дрессировке и проблемам поведения наших четвероногих любимцев. Широко известна также уже упоминавшаяся в книге Н. Д. Криволапчук, работаю-щая зоопсихологом в благотворительной службе «По-теряшка» Санкт-Петербурга и опубликовавшая книгу «О чем думает ваша собака, или Беседы с Джиной и Рольфом», которая вызвала яркую, хотя и неоднознач-ную реакцию читателей, перешедшую в бурную дис-куссию.
Поведение животных само по себе необычайно сложно; по сути, это вообще наиболее сложное прояв-ление жизнедеятельности. Все физиологические про-цессы, протекающие в организме, так или иначе неиз-бежно отражаются на внешних проявлениях его актив-ности, т.е. на поведении.
При любом бросающемся в глаза изменении при-вычного поведения, а также в тех случаях, если собака совершает повторяющиеся и на первый взгляд бес-смысленные действия (манежные движения, истошный лай, ожесточенное вылизывание и т. п.), позвоните своему ветврачу или в ближайшую ветеринарную клинику, желательно, чтобы эти телефоны всегда были у вас под рукой. Не исключено, что телефонной консультации окажется достаточно для прояснения ситуации. Если собака здорова, то такое ее поведение, возможно, является реакцией на стресс или даже недостаток физической активности. Кроме того, у собак, как и у людей, бывают дни, когда они, по образному выражению ветврача Е. Фатеевой, просто плохо себя чувствуют – без видимой причины бывают вялыми, отказываются от корма и т.д. Однако проблема может оказаться куда более серьезной; в таком случае, чем скорее вы обратитесь к специалистам, тем скорее собаке будет оказана необходимая помощь.
Помните, что собаки не могут сами пожаловаться на свое самочувствие, поэтому их здоровье находится в ваших руках.

Агрессивность

В предыдущих главах книги подробно разбирались проявления агрессии со стороны собаки в ответ на многие жизненные ситуации, обусловленные поведенческими причинами. Но порой агрессивность служит признаком заболевания животного. В частности, неожиданная вспышка агрессии может быть вызвана острой инфекцией или, например, болью.
Если ваша собака, ранее спокойная и послушная, неожиданно стала агрессивной, постарайтесь в первую очередь обезопасить себя и окружающих от возможных покусов. Затем следует создать вокруг животного спокойную и доброжелательную обстановку. Если собака все же не успокаивается, необходимо исключить самую страшную из всех возможных причин агрессивного поведения, а именно бешенство. Возьмите собаку на поводок, наденьте на нее намордник и доставьте в ветеринарную клинику.
Лечение. Чрезмерная агрессивность у кобелей, как правило, исчезает после кастрации или гормональной терапии. Если агрессивное поведение проявляется у суки только в период проявления инстинкта продолжения рода, то для его подавления можно дать собаке контрасекс (этот препарат предназначен для выведения животных из состояния возбуждения) либо ковинан, пиллкан или ЭКС-5. Показан фиточай «Кот Баюн». Хороший успокаивающий эффект оказывает также масло бергамота, несколько капель которого можно нанести на чистую тряпочку и прикрепить ее к ошейнику.

Зимняя депрессия

Нормальное осуществление физиологических про-цессов как у людей, так и у животных зависит от види-мой области спектра солнечного света, иными словами – от освещенности. При ее недостатке может развиться так называемая зимняя депрессия. В Соединенных Штатах эта патология внесена в диагностический справочник расстройств нервной системы.
Причину зимней депрессии связывают с увеличени-ем выработки гормона мелатонина в среднем мозгу в темное время суток. Происходит это в шишковидной железе, эпифизе. Эпифиз у млекопитающих играет роль нейроэндокринного преобразователя, в котором нервные импульсы, идущие от глаз через мозг, превращаются в гормональный сигнал, вызывая секрецию мелатонина. Мелатонин влияет на биологические ритмы, в том числе на суточные колебания физиологических функций и сезонные половые циклы.
У животных заболевание проявляется в виде снижения реактивности, ухудшения выполнения команд, повышенной утомляемости, иногда сонливости.
Для выведения собаки из подобного состояния не-обходимо увеличение ее пребывания на свету. Показана также повышенная физическая нагрузка, при которой стимулируется выработка серотонина, недостаток которого способствует депрессии и угнетенному состоянию.

Извращенный аппетит

Под извращенным аппетитом понимается поедание заведомо несъедобных предметов – носков, домашних тапочек, конфетных фантиков, глины, книг, – а также собственных и чужих фекалий. Мало того, что эта привычка крайне негигиенична, она представляет серьезную угрозу здоровью животного.
Для искоренения этой дурной и вредной привычки, вызванной поведенческими причинами, нужно уделять собаке больше внимания, чаще и дольше играть с ней, поощряя игру с правильными предметами и, наоборот, переставая обращать на собаку внимание, если она таскает во рту нежелательные предметы. Чтобы собака не грызла ваши любимые тапочки, можно обрызгать их аэрозолем с резким запахом. Когда собака хватает в рот нежелательный предмет вне дома, попробуйте внезапно окатить ее водой из детского водяного пистолета. Но если извращенный аппетит обостряется периодически, особенно ранней весной, это служит свидетельством того, что организму не хватает витаминов, тогда нужно добавлять в рацион собаки продукты, богатые витаминами А и С. Для того чтобы собака не поедала фекалии (признак нехватки минеральных веществ), нужно срочно пополнить ее рацион кальцием и фосфором. Показаны гамавит, витаминно-минеральные добавки SA-37, «Косточка» и др.

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:12 | Сообщение # 58
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Возрастные нарушения деятельности головно-го мозга

Известно, что при старении у животных наблюда-ются нейродегенеративные расстройства, приводящие к потере в той или иной степени когнитивной функции, т.е. познавательных способностей, и к нарушению по-веденческих привычек. Это связано с нарушением функций и гибелью клеток головного мозга (нейронов) из-за воздействия свободных радикалов, накапливаю-щихся с возрастом.
Изменения в поведении у стареющих животных обычно проявляются в виде дезориентации в пространстве, нарушения сна, потери чистоплотности и др. Как правило, какие-либо из перечисленных выше признаков отмечают у собак старше 7 лет. Возрастные изменения деятельности головного мозга наступают незаметно и постепенно прогрессируют. У питомца бывают «хорошие» и «плохие» дни, но постепенно симптомы усугубляются. Собаки теряют способность узнавать членов семьи, не отвечают на подзыв, нарушают привычный уклад жизни хозяев беспричинным лаем или ночной активностью.
Для борьбы с указанными расстройствами функций головного мозга применяют лечебный корм Hill’s Pre-scription Diet Canine b/d. Он содержит специально раз-работанную антиоксидантную добавку, состоящую из витамина Е, витамина С, бета-каротина и селена, но с еще более высоким содержанием витамина Е для до-полнительной защиты от окислительных повреждений; кроме того, дополнительные антиоксиданты и мито-хондриальные кофакторы, альфа-липоевую кислоту, L-карнитин, каротиноиды и флавоноиды из разных овощей и фруктов. Результаты клинических исследований и применения корма в домашних условиях продемонстрировали эффективность формулы Canine b/d в противостоянии возрастным изменениям головного мозга. Причем улучшение поведения начинает происходить уже в течение первого месяца кормления данным лечебным рационом. Чем дольше собака потребляет этот корм, тем более очевидной становится польза от ее применения.

Что такое стресс

Любому владельцу собаки порой приходится пере-возить куда-нибудь своего питомца (в ветклинику, на выставку, соревнования, дачу, пикник или просто за город и т.д.). Иногда, во время отпуска или командировки владельца, собак приходится оставлять в специализированных гостиницах или приютах для животных. Нередко собаки испытывают чрезмерные физические и эмоциональные нагрузки, испуг, болеют, подвергаются нападению более сильного соперника, переохлаждению или, напротив, перегреву (гипертермии). Многие владельцы неправильно кормят своих животных. Во всех перечисленных случаях организм собаки подвергается стрессу.
Трудно отыскать в нашем повседневном лексиконе более избитое, но вместе с тем неоднозначно понимае-мое и сложное понятие, нежели «стресс». В самом деле, каждый ли владелец собаки может похвастать, что знает в точности смысл этого слова? Часто можно услышать или прочитать, что стресс эквивалентен нервной перегрузке или сильнейшему эмоциональному потрясению. На самом деле то, что имеется при этом в виду, ближе к понятию «дистресс» (по-английски distress – горе, несчастье, недомогание, истощение и др.). То есть дистресс – это наиболее вредоносная разновидность стресса. В наши же дни под понятием «стресс», как правило, подразумевают сложную многокомпонентную реакцию организма в ответ на сильное (временное или постоянное, психологическое или физиологическое) напряжение. Причем не только нервное. В переводе с английского stress в первую очередь и означает «напряжение», «нажим» или «давление».
Так что же такое стресс – давление или напряжение, которое испытывает организм, или естественный ответ организма на это давление? Ответ на этот вопрос – и да, и нет. Во избежание путаницы в терминологии под термином «стресс» мы будем понимать стереотипную приспособительную реакцию организма на внешнее или внутреннее раздражение (напряжение или давление), выступающее в роли того или иного чрезвычайного или патологического стрессора (стресс-фактора).
Принято считать, что термин этот в его современ-ном понимании впервые употребил и ввел в обиход в 1936 г. канадский биолог Г. Селье, согласно которому «стресс есть неспецифический ответ организма на лю-бое предъявленное ему требование», а также «возник-шая необходимость организма адаптироваться к новым жизненным условиям или внезапно изменившимся ситуациям». Однако на самом деле термин «стресс» Селье заимствовал из работ У. Б. Кэннона, который использовал это слово в похожем смысле. Кэннон вообще внес неоценимый вклад в науку, первым предложив использовать барий для исследования желудочно-кишечного тракта. Он также отстаивал идею нейроэндокринной регуляции реакции организма на сильный внешний раздражитель и ее роль в поддержании гомеостаза – этот термин он тоже ввел первым.
Г. Селье подразделил стресс на ряд стадий, выделив фазы тревоги (или мобилизации защитных сил организма), резистентности, или сопротивления (приспособления к напряженной ситуации) и, наконец, истощения, израсходования запасов энергии и как следствие утомления (последствия длительного воздействия стрессорных факторов).
Кроме того, Селье ввел понятие «общий адаптаци-онный синдром», развивающийся в организме под дей-ствием тех или иных стрессоров.
Адаптационный синдром – это естественный физиологический ответ организма на раздражение, вызывающее временное нарушение гомеостаза, или постоянства внутренней среды. Для нормального функционирования организм должен поддерживать все физиологические процессы в динамическом равновесии. Стресс-факторы – это любые воздействия, которые стремятся нарушить этот хрупкий баланс. Когда ситуация требует незамедлительной реакции, в организме в ответ на любой раздражитель (будь то боль, испуг, холод, инфекция, лекарство или вакцина и т.д.) срабатывают врожденные адаптивные механизмы, затрагивающие не только нервную, эндокринную и сердечно-сосудистую, но также иммунную и кроветворную системы и носящие стереотипный характер. В многочисленных клинических и экспериментальных исследованиях, начиная с 60-х го дов ХХ в. и кончая современными, было показано, что стресс вызывает в организме человека и животных иммуносупрессию: 1) снижает количество циркулирующих Т- и В-лимфоцитов, анти-генпрезентирующих клеток, иммуноглобулинов; 2) подавляет первичный и вторичный иммунный ответ к различным антигенам; значительно снижает абсолют-ное число и фагоцитирующую активность макрофагов селезенки; 3) снижает цитотоксическую активность ес-тественных киллеров и макрофагов; 4) подавляет спо-собность клеток продуцировать a-, b- и g-интерферон и, напротив, способствует увеличению продукции некоторых цитокинов (ИЛ-1b, ФНО-a). На фоне стресс-индуцированного иммунодефицита в организме животных наблюдаются возникновение и отягощение течения целого ряда вирусных инфекций, активация латентных вирусных инфекций, а также подавление развития специфического иммунного ответа при вакцинации.
Cтрессовые воздействия подавляют иммунитет и повышают риск развития инфекционных и онкологических заболеваний, резко меняют метаболизм головного мозга, приводят к развитию неврозов. Некоторые специалисты утверждают, что до 90% всех заболеваний зависят от стресса, т.е. вызываются или усугубляются стрессовыми факторами. Стрессы, особенно частые и длительные, считаются главными факторами риска при проявлении и обострении сердечно-сосудистых заболеваний и болезней желудочно-кишечного тракта. Некоторые аллергические, вирусные (например, инфекция, вызванная вирусом герпеса, которая у взрослых собак, как правило, протекает бессимптомно) и паразитарные (демодекоз) заболевания также проявляются или обостряются при стрессовых воздействиях. Известны случаи обострения простатита у кобелей при остром стрессе. У собак стресс также является дополнитель-ным фактором риска при хронической почечной недостаточности. Многочисленные исследования подтверждают зависимость от воздействия стресса некоторых видов алопеции (облысения), а также проявления многих кожных заболеваний у собак. Кроме того, стресс считают одним из «расхитителей» энергии, поскольку при стрессе происходит выброс запасенной глюкозы из печени и мышц, что приводит к краткосрочному всплеску энергии с последующим состоянием длительного утомления.
Однако было бы неверно воспринимать стресс лишь как неизбежное зло, поскольку постоянные стрессовые воздействия – это своеобразный тренинг для организма; их длительное отсутствие сродни выращиванию животных-гнотобиотов, т.е. безмикробных, в стерильной среде – при переводе в нормальные условия в их организмах неизбежно происходят патологические изменения. Более того, исследования последних лет позволили сделать вывод, что стресс вызывает скорее иммуномодуляцию, а не иммуносупрессию, поскольку ряд иммунологических показателей (в том числе тех, которые играют защитную роль) под действием стресса стиму-лируются.
В любом случае избавиться от стресса полностью невозможно. Тонкая подстройка, или адаптация к по-стоянно меняющимся условиям – естественная функ-ция живого организма. Окружающая действительность изобилует разнообразными стрессорными факторами, полное избавление от которых несет лишь смерть.
Стресс у собак вызывает практически любое суще-ственное изменение привычного жизненного уклада: смена обстановки, непривычное пребывание в одиночестве, роды, дальние переезды, болезни, визиты к ветврачу, выставки, нападения других животных, праздничные фейерверки и т.д. Поэтому проблема профилактики и лечения стрессов и последствий их воздействия на поведение и здоровье домашних животных стоит достаточно остро.
Стрессорные факторы. Ученые их делят, прежде всего, на внешние и внутренние. К внешним относят неблагоприятные физические условия (переохлаждение или перегревание, загрязнение окружающей среды, состав воды и пищи), травматический опыт (нападение и укусы сородичей или других животных, бои), выставки, бега, состязания по аджилити и т.д. Внутренние стрессоры могут также быть физическими (инфекционные болезни) или психологическими (боязнь одиночества, смена или потеря хозяина и др.).

 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:13 | Сообщение # 59
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Стрессорные воздействия также подразделяют на острые (краткосрочные) и хронические (длительного действия). Острый стресс– реакция, возникающая в от-вет на непосредственную или немедленную угрозу. В англоязычной литературе возникающий при этом син-дром, сопровождающийся серьезной гормональной пе-рестройкой и выбросом в кровь «гормонов стресса», обычно называют fight or flight – «бейся или беги» (см. ниже). К факторам, вызывающим у собак острый стресс, относят следующие: голодание, опасность (на-пример, угрозу нападения), шум, переохлаждение, пе-регрев, скученное содержание, некоторые процедуры у ветврача (например, прививки), острые инфекционные заболевания, стрельбу, праздничные фейерверки. Стрессом для собаки, особенно впервые оказавшейся в незнакомой ситуации, является транспортировка, причем независимо от вида транспорта – автомобиль, самолет, поезд и т.д. В большинстве случаев, когда острая угроза минует, уровни гормонов стресса возвращаются к норме.
Из долговременных, хронических, стресс-факторов у собак чаще всего встречается боязнь одиночества, а также неправильное питание, ряд заболеваний, напри-мер диабет. Долговременные стрессы сказываются на здоровье наиболее тяжело. Так, М.К. Петрова, спод-вижница академика И. П. Павлова, в продолжительных опытах на собаках вызывала у них срыв нервной деятельности, т.е. стресс. В результате у них наступало преждевременное физиологическое старение.
Помните: излишний стресс угнетает иммунитет собаки, снижая способность ее организма сопротив-ляться болезням. Вот почему при скученном содержании животных (особенно на выставках) собака подвергается повышенному риску заражения вирусной или бактериальной инфекцией.
Особая разновидность стресса – боязнь одиночест-ва.
Как уже говорилось, от волков, своих предков, со-баки унаследовали склонность к стайному образу жиз-ни, а потому крайне плохо приспособлены к одиночному существованию. Выросшая в человеческой семье, собака рассматривает ее как свою стаю, с определенными, строго соблюдаемыми иерархическими отношениями. Вот почему не следует часто оставлять собаку одну, а уж тем более надолго. Многие владельцы замечают, что даже непродолжительное пребывание в одиночестве пагубно сказывается на поведении собак. Нередко, вернувшись, хозяин стаи обнаруживает, что в квартире все перевернуто вверх дном, ценные вещи изгрызены, задник дорогой туфли изжеван в гармошку, постель сбита, на полу темнеют «ароматные» лужи или даже кучки, а по кухне словно Мамай прошелся. Соседи жалуются, что собака в ваше отсутствие громко выла, жалобно скулила, а чаще всего лаяла. Последнее, по-видимому, объясняется чисто физиологическими причинами: при лае происходит выброс в кровоток эндорфинов – гормонов удовольствия, а также других веществ, – собака таким образом избавляется от стресса. Считается также, что, заливаясь истошным лаем в отсутствие хозяина, собака тем самым зовет его домой. В этом случае возвращение хозяина служит псу доказательством собственной правоты, и в следующий раз он лает еще более энергично.
Нередко проблема закладывается еще в щенячьем возрасте, когда только появившийся в доме пушистый комочек, оторванный от матери, жалобно скулит и плачет по ночам. Сердобольные хозяева откликаются на скуление, забирают щенка в свою постель. Со временем это приводит к тому, что щенок, уже повзрослев, не отходит от хозяина ни на шаг. Понятно, что такому животному особенно трудно оставаться одному и выносить разлуку.
Помните: любое, даже кратковременное расставание со своим владельцем является тяжелым эмоциональным стрессом для собаки!
Травматический опыт. Полученный в щенячьем возрасте (например, нападение взрослого пса или наезд велосипедиста), он может пагубно отразиться на здоровье собаки. Порой сильные нервные потрясения накладывают отпечаток на всю дальнейшую жизнь. Удивительно, но сильный испуг, испытанный щенком после совершенно неспровоцированного, казалось бы, нападения взрослой собаки, не только вызывает сильнейший и долго не проходящий стресс, но коренным образом изменяет поведение щенка, вплоть до того, что он начинает испытывать страх перед любыми представителями собачьего племени. Именно такими травматическими эпизодами, случившимися в раннем возрасте и нередко остающимися без внимания владельцев, порой объясняется агрессивность собаки по отношению к сородичам. А ведь такая собака попросту применяет тактику «нет лучшей защиты, чем нападение».
Вакцинация как стрессорный фактор. Несомнен-ный стресс-фактор – посещение ветклиники. Если со-бака не приучена к ежегодным осмотрам в кабинете ветврача либо первое посещение оставило у нее недобрую память (болезненный укол, любая другая малоприятная процедура), то каждый последующий визит в ту же клинику может вызвать острый стресс. Впрочем, даже если собака воспринимает ветврача и процедуры спокойно, то роль стресс-фактора могут сыграть сами инъекции. Так, хорошо известно, что в организме в ответ на вакцинацию развивается сложный комплекс стереотипных реакций, носящих приспособительный, адаптивный, характер. Добавьте сюда неизбежный «коктейль» из выбрасываемых в кровоток гормонов, нейромедиаторов и цитокинов, и вы получите классический вариант «срочной адаптации», своеобразной приспособительной реакции организма, являющейся частью общего адаптационного синдрома, описанного Г. Селье.
Впрочем, его развитие зависит от качества вакцины: сильные сдвиги амплитуды указанных показателей, как правило, оказывают «перегруженные» антигенами вакцины, чаще корпускулярные, тогда как бесклеточные препараты характеризуются более мягким воздействием.
«Синдром новогодней петарды». Не только празд-ничные фейерверки, сопровождающиеся запусками ра-кет, взрывами петард и снопом искр от бенгальских огней, но и вообще излишне бурные празднования могут пагубным образом отразиться на психике наших питомцев, о чем мы рассказывали уже чуть раньше. Специалисты обращают внимание на участившиеся в последние годы (особенно в крупных городах) случаи обращения владельцев собак с жалобами на неадекватное поведение питомцев, после того как они перенесли сильный испуг от резких громких звуков или шумов (хлопков петард и прочих пиротехнических устройств, выстрелов, громовых раскатов и др.). Чаще всего эти обращения по времени приурочены к новогодним праздникам. По данным Н.Л. Карпецкой, наиболее характерными аномальными особенностями поведения у испуганных собак является отказ от прогулок (животное панически боится выходить на улицу, забивается под мебель, дрожит и скулит), отказ собаки от туалета на улице во время прогулки и совершение туалета сразу по возвращении домой, в квартиру, немотивированная агрессия, а также локомоторные нарушения, т.е. вре-менный паралич задних конечностей, изменение по-ходки, нарушение координации движений.
Подобного рода воздействия на животных можно отнести к внешним стресс-факторам характера, а изме-нение в поведении животного – к проявлению стресс-реакции. Для собак, которые хотя бы однажды перене-сли подобные невротические состояния, желателен щадящий в эмоциональном отношении режим.
«Бейся или беги». Стресс-реакцию организма можно сравнить с подготовкой самолета к взлету. Подобно сложнейшим электронным системам современного авиалайнера, все основные рабочие системы организма – сердечно-сосудистая, иммунная, нейроэндокринная, кроветворная – претерпевают срочные адаптивные изменения, позволяющие единственно возможным способом оптимально приспособиться к грозящей опасности.
Выживание волчьей стаи зависит, во-первых, от удачи на охоте, а во-вторых, от умения избежать охот-ничьих пуль и капканов. При угрозе нападения в головном мозгу волка молниеносно происходит метаболическая перестройка – он приходит в состояние боевой готовности, и все основные системы организма начинают функционировать на обостренном уровне. То же самое происходит у домашних собак. На острый стресс (например, угрозу нападения) организм реагирует строго определенным каскадом реакций. Прежде всего, сформировавшаяся в головном мозгу доминанта, т.е. стойкий и интенсивный очаг возбуждения, передает в гипоталамус – высший подкорковый центр вегетативной нервной системы, а также центральный орган эндокринной системы, в котором вырабатываются так называемые рили-зингфакторы, – сигнал, активизирующий так называемые гипоталамо-гипофизо-адренокортикальную (ГГАС) и гипоталамо-симпато-адреналовую (ГСАС) системы. Гормоны и медиаторы этих двух систем являются важнейшими регуляторами компенсаторно-приспособительных реакций организма. По волокнам симпатических нервов возбуждение передается в мозговой слой надпочечников, который уже спустя считанные минуты после воздействия стресс-фактора реагирует на него выбросом адреналина. Гипоталамус, кроме того, побуждает гипофиз (также важнейший орган эндокринной системы, расположенный в головном мозге, в специальной выемке черепа – турецком седле) усиленно продуцировать адренокортикотропный гормон (АКТГ). Под его влиянием из надпочечников в кровяное русло тут же выбрасываются гормоны стресса, способствуя усиленному притоку энергии к тем органам, от которых зависят защита и спасение. Организм мобилизуется к действию, его метаболизм ускоряется, энергетика растет. Возрастает газообмен в легких, дыхание становится частым (чтобы обогатить кровь кислородом и увеличить выделение углекислого газа) и прерывистым, пульс учащается, сосуды суживаются, сердце перекачивает больше крови, чтобы увеличить транспорт питательных веществ, необходимых для выработки дополнительной энергии, давление растет, а кровь приливает туда, где потребность в ней наивысшая, например к конечностям. Растет уровень холестерина. На случай возможного ранения повышается свертываемость крови. Одновременно для обеспечения организма дополнительной энергией из печени высвобождается запасенный в ней гликоген и выносится в кровяное русло, скелетные мышцы выбрасывают в кровь дополнительное количество глюкозы, в результате чего содержание сахара в крови возрастает. Ввиду этого длительное стрессовое состояние способно серь-езно повлиять на уровень сахара в крови. Организм го-тов либо принять бой, либо, если противник заведомо сильнее, спастись бегством. Такое состояние известный американский физиолог У. Б. Кэннон назвал синдромом «бейся или беги».
Классическое внешнее проявление этого синдрома у собак заключается в том, что пес ощетинивается, поднимая шерсть дыбом, зрачки расширяются, пропуская в глаз больше света, что обостряет зрение, губы дрожат и т.д. Синдром «бейся или беги» подготавливает организм к быстрой и краткосрочной ответной реакции, к действию в экстремальной ситуации. Животное, попавшее в безвыходное положение, например, сука, бьющаяся за своих детенышей, способно одолеть врага, многократно превосходящего ее по силе.
 
Артур888Дата: Четверг, 12.08.2010, 10:13 | Сообщение # 60
Город: Краснодар.
Группа: Модераторы
Статус: Offline
Очевидно, что долгое пребывание в боевой готовности не только сложно физически, но и угнетающе действует на нервную систему. К тому же подобное состояние понижает сопротивляемость к инфекциям, поскольку организм расценивает их как меньшее зло по сравнению с непосредственно грозящей опасностью. Вот почему после длительного стрессового воздействия организму необходима передышка, во время которой уровень гормонов и сахара крови возвращается к норме, и гомеостаз, т.е. постоянство среды, организма восстанавливается. Скорейшему восстановлению способствуют некоторые современные препараты (см. «Борьба со стрессом»).
Стресс и диабет. Как говорилось выше, содержа-ние сахара в крови при действии стресс-факторов резко возрастает, организм быстро мобилизуется (см. «Бейся или беги»), что сопровождается бурной секрецией ряда гормонов. В результате стимулируется метаболизм, а в кровоток выбрасывается дополнительное количество глюкозы. Вот почему при диабете синдром «бейся или беги» может не развиться. Инсулин не всегда способен снабдить клетки дополнительной энергией, и глюкоза накапливается в крови. По этой же причине продолжительный стресс может способствовать долговременному увеличению уровня сахара в крови.
У животных, больных диабетом, уровень сахара в крови при стрессе может меняться под влиянием гор-монов стресса. Показано, например, что у мышей при экспериментально вызванном стрессе содержание глю-козы в крови возрастает. При диабете II типа стресс-реакция блокирует секрецию инсулина, да и чувстви-тельность к гормонам стресса при диабете этого типа выше. При инсулинзависимом диабете само введение инсулина, вызывающее гипогликемию, уже способст-вует развитию стрессовой реакции, приводящей к по-вышению уровня АКТГ в сыворотке. Уровень АКТГ в сыворотке крови неизменно повышен и при болезни Кушинга, гипоталамо-гипофизарном заболевании, кли-ническая картина которого обусловлена повышенной секрецией кортикостероидов корой надпочечников.
Стресс и питание. В стрессовых ситуациях потребность собак в энергии и питательных веществах возрастает. Однако у животных, подвергающихся психологическому стрессу, аппетит часто понижен, и они съедают ограниченное количество корма. При тяжелой физической нагрузке собакам требуется больше питательных веществ и в большинстве случаев аппетит у них нормальный или повышенный. Однако объем корма (в пересчете на сухое вещество), который они могут съесть, ограничен возможностями желудочно-кишечного тракта. Поэтому при обеих формах стресса корм для собак должен обладать высокими вкусовыми качествами, повышенной энергетической ценностью и переваримостью.
Стрессовую реакцию могут вызвать у собаки и не-которые пищевые продукты (причем вовсе необяза-тельно те, что вызывают аллергию). В частности, на-рушение пищеварения, вызванное неполноценным пи-танием (как и бактериальной инфекцией или паразита-ми), может привести к увеличению проницаемости стенок кишечника, в результате чего в кровяное русло будут попадать непереваренные пищевые фрагменты. В результате разовьется местная иммунная реакция, что в конечном итоге приведет к возрастанию нагрузки на надпочечники, т.е. возникнет ситуация, когда надпочечники в ответ на стресс будут выделять больше кортизона, избыток которого, в свою очередь, ведет к нарушению пищеварения. Получается порочный круг, неизбежно отражающийся на здоровье собаки.
Стрессом является также недостаток определенных питательных веществ, поскольку нехватка их негатив-ным образом сказывается на зависимых от них ферментативных процессах и функциях ряда органов. Для борьбы с последствиями длительного стресса следует включать в рацион достаточное количество продуктов, содержащих необходимые витамины и минеральные вещества.
Считается, например, что собакам, испытавшим стресс, требуется пища, богатая белками, витаминами (прежде всего В, С, Е), железом, магнием, селеном и другими минералами.
Некоторые питательные вещества не только помо-гают справиться со стрессом, но и поддерживают функции органов, вовлеченных в стрессорные реакции. Например, «великолепная пятерка» – витамины А, С, Е, а также микроэлементы цинк (при стрессе он быстро выводится из организма) и селен – успешно обезвреживают свободные радикалы, образующиеся в организме под воздействием стресса.
Для нормального функционирования надпочечников необходим магний, который в связи с этим, а также ввиду его необходимости для образования дофамина в ЦНС называют антистрессорным минералом. Кроме того, для поддержания функции надпочечников необходимы витамины комплекса В: В2 (рибофлавин), В5 (пантотеновая кислота), В6 (пиридоксин) и витамин С (аскорбиновая кислота). Животным, подверженным стрессам, требуется повышенное количество витамина В2 (рибофлавина), который способствует, в частности, выбросу адреналина из коры надпочечников. Учитывая важнейшую роль адреналина при синдроме «бейся или беги», рибофлавин в условиях постоянного или продолжительного стресса расходуется преимущественно на индукцию секреции этого гормона, выключаясь из привычного участия в метаболических реакциях организма (он необходим для превращения протеинов, жиров и углеводов в энергию). В результате развивается гиповитаминоз этого витамина. Витамин В5 по праву называют антистрессорным витамином, поскольку он необходим для поддержания нормальной деятельности нервной системы и надпочечников. Витамин В6 (пиридоксин) участвует в образовании эритроцитов; он также незаменим для правильного функционирования нерв-ной и иммунной систем, повышает сопротивляемость к стрессу и инфекциям. При гиповитаминозе пиридокси-на наблюдаются поражение центральной нервной сис-темы, судороги, дерматит в области головы и живота.
Немалую роль играет кальций, необходимый для передачи нервных импульсов нейронами центральной нервной системы. Выраженным антистрессорным дей-ствием обладает янтарная кислота, тоже способствую-щая нормализации окислительно-восстановительных процессов в организме. Все эти вещества можно при необходимости добавить в рацион собак в виде готовых витаминно-минеральных подкормок. Например, SA-37 или «Косточка» содержат весь антистрессорный набор, причем последняя содержит также янтарную кислоту, а в состав SA-37 дополнительно входит сильный антиоксидант этоксиквинт.
Не следует также забывать о необходимости добав-ления «кошачьей» аминокислоты – таурина в ежеднев-ный рацион собак с сердечной недостаточностью и ди-лятационной кардиомиопатией или использовать гото-вые корма, уже содержащие высокий уровень таурина (например, Hill’s Рrescriрtion Diet h/d). Животные, по-лучающие такой корм, обычно не нуждаются в допол-нительной добавке таурина. В противном случае собаки должны получать 500–1000 мг таурина 3 раза в день.
Ниже приводятся рекомендации по диетотерапии стресса от компании «Валта Пет Продактс» – офици-ального представителя фирмы Hill’s в России.
Корма для стрессовых ситуаций. Корма, предна-значенные для животных, подвергающихся стрессовым воздействиям, должны содержать не меньше 4,2 ккал обменной энергии / 1 г сухого вещества. Некоторые специальные готовые корма содержат 5,1 ккал / 1 г сухого вещества. Для достижения более высокой энергетической ценности в этих кормах содержится повышенное количество жира (около 23% жира в сухом веществе). Эти корма обладают высокой переваримостью (более 82%).
Животному требуется меньше высококалорийного корма для удовлетворения потребностей в энергии по сравнению с использованием низкокалорийного рацио-на. Поэтому, чтобы не допустить дисбаланса в орга-низме других питательных веществ, наряду с высокой энергетической питательностью, эти корма должны содержать повышенное количество различных питательных веществ. В случае отсутствия специальных кормов, предназначенных для стрессовых ситуаций, можно самостоятельно увеличить энергетическую ценность сухих кормов путем добавления на 100 г сухого корма 1 столовой ложки растительного масла. Это повышает калорийность корма примерно на 30%. Но более жела-тельно использовать специальные корма.
При стрессовых ситуациях одни исследователи ре-комендуют добавлять в корм витамин С. Результаты других исследователей свидетельствуют об отсутствии его положительного влияния. Сходная картина отмечается и в отношении дополнительного введения витаминов А, D, Е, В2, В6 и В12. Избыток в рационе витаминов А и D может оказывать отрицательное влияние на животных.
Витаминные добавки обычно не нужны, если жи-вотное получает полностью сбалансированный и пред-назначенный для стрессовых ситуаций корм.
Важным моментом в условиях стрессовой ситуации является доступ к воде. Вода особенно необходима при физическом напряжении и повышенной температуре окружающей среды, так как в этих условиях увеличивается ее испарение с выдыхаемым воздухом и через ротовую полость. Даже незначительное обезвоживание организма собак приводит к нарушению кровообращения, гипертермии, снижению работоспособности и выносливости. Хорошо известно, что вода поступает в организм животных не только извне, но и образуется в процессе метаболизма. На каждые 100 ккал обменной энергии в среднем образуется 10–16 мл воды. Значительная часть воды в организме связана с гликогеном (3–4 мл воды на 1 г гликогена). При использовании гликогена происходит высвобождение воды, которая затем участвует в обмене веществ. Это подчеркивает важность наличия запасов гликогена в организме жи-вотных для повышения их выносливости при физиче-ских нагрузках. При физических нагрузках и повышенной температуре собак надо часто поить. Если у животных развивается значительное обезвоживание, то чувствительность их гортани снижается и собаки могут неохотно пить воду. Предпочтительнее использовать прохладную воду с температурой 4–10°С, так как она не только более приятная на вкус, но и быстрее снижает температуру тела.
В данной ситуации важно использовать и корма с высокой переваримостью (более 82%). При меньшей переваримости, помимо недостаточного обеспечения питательными веществами, значительно увеличивается объем содержимого желудочно-кишечного тракта и снижается работоспособность животных.
Существует значительное количество заболеваний, критических состояний и этапов лечения, при которых показано применение кормов Hill’s Prescription Diet Canine/Feline a/d. К ним относятся:
– предоперационное кормление: если животному в ближайшее время требуется хирургическое вмешательство и его поместили в стационар для проведения терапии с целью стабилизации состояния или для оценки степени травмы, возникает необходимость использования кормов, обладающих высокой калорийностью и усвояемостью;
– послеоперационное кормление: любое вмешательство в организм животного вызывает стресс, после которого требуется повышенное поступление энергии и белка для восстановления поврежденных тканей. После несложных хирургических вмешательств корма Hill’s Prescription Diet Canine/Feline a/d можно предлагать животному до снятия швов. После обширных операций, например остеосинтеза при переломах, может потребоваться более длительное кормление высококалорийными кормами;
– период восстановления после множества заболе-ваний, включая инфекционные, системные и травмы, а также восстановительный период после стресса.
 
Форум Стаффордширский бультерьер - Российский портал » ВСЁ о породе СБТ » Библиотека раздела » "Пойми друга ", Александр Санин, Людмила Чебыкина (Справочник по поведению собак)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск:

Все темы видны только зарегистрированным пользователям. Сегодня сайт посетили:
azart
ФОРУМ Стаффордширский бультерьер · Российский портал · Москва · 02.07.2007-2020 · staffbull.info@yandex.ru · Хостинг от uCoz · Участники · RSS